SKY HIGH

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SKY HIGH » архив эпизодов » Пляж - большая кровать (п)


Пляж - большая кровать (п)

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ, МЕСТО

NISSREN EL BEHERY; ANTONIO MONTOYA
Свободное участие: да, почему бы и нет, приходите, раздевайтесь.

Лето 2013-го года, конец июля (28-ое число), 10:20
Солнечный пляж.

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ

"Странно звать смуглокожую девушку загорать? Ха! Это не важно, если я сверху".

Отредактировано Darling (2014-05-28 20:16:51)

0

2

Оранжевый? Оранжевый - просто классный цвет. А чёрный - прекрасно подходит к светлой бронзе ("по гамме") кожи мисс Эль Бехэри. К тому же, непременно(!) голубая салфетка аккуратно полуобёрнута вокруг вафельного конуса стаканчика с парой апельсиново-шоколадных шариков мороженного. Тони потратил почти пять минут на вежливые улыбки, настойчивость и - разве что не перелез прилавок (почти перелез, одной ногой уже был "там". Кто-нибудь пытался сидеть верхом на широком и высоком столе не имея гимнастической подготовки? Дело не простое) пляжного кафе, требуя, чтобы к его заказу выдали светло-синие салфетки. Девушка с ярко-голубыми глазами не может "пользоваться" белыми. Это же очевидно?

"Охота же шуметь, м? Не видно, что ли, я пикантность придаю встрече, - Монтойе нравится Ниссрен, впрочем, ему вообще, по складу характера, все нравятся, однако девушка сегодня ему нравиться особенно. Потому что это прилично и воспитанно - когда тебе наиболее всех нравится девушка, которую ты позвал на пляжное свидание. - Полагаю, именно это люди называю завистью. Что ж, по-честному, моя левая рука порядочно завидует правой! - правой же ладонью колумбиец аккуратно, с деликатностью - но, стоит пальцам сомкнуться, то даже и непререкаемо (невербальная самоуверенность обнаружена) - обхватывает тонкое запястье девушки, уводя её к выходу из-под соломенной крыши кафешки. - Ну, с другой стороны, Эль теперь знает, что я - полон риска. Могу злить толпу линчевателей. Просто огонь! - в качестве награды за свою храбрость юноша перехватывает ручку бывшей одноклассницы за локоть, несколько более интимно, что ли, и - широко ей улыбается. - Заметила ли она? - то, что он жаркий и убийственный парень понял бы любой с первого взгляда. К шортам-плавкам и шлёпкам брюнет не взял никакой верхней одежды. Так, очевидно, и прибыл на назначенную встречу в общественном транспорте, можно сказать, топлесс. - Так я ещё не сказал, что она - хороша? Эдак на уважуху кидаю. Не по-мужски".

- П...
"П?.."

- Х...
"Х?.."

Антонио самую малость растерялся. В действительности, ему многое хотелось рассказать собеседнице (пускай ещё и не состоявшейся). И о том, "чего и как" на втором году обучения Героев; и про работу в ученическом совете; и про выступления футбольной команды на чемпионате штата; и про то, что с выпуском старшекурсников он теперь "король убойной мощи Академии"; и про свою Напарницу; и про первый том своих мемуаров, законченный "второй личностью" полмесяца назад. Но всё это был только набор причин, не всегда даже "грандиозных", и не всегда даже «причин», из-за которых "простой колумбийский Герой" смотрит на себя, как на величайшего человека, который появлялся в последние пару десятков лет среди популяции Земли. Остальные, безусловно, тоже ничего, иначе что он за борец за справедливость.

"Так вот. По-видимому, нет никакого спасения беседе, кроме прибежища всех погибающих диалогов. Хороший поцелуй многие вещи делает лучше! Это явная недооценка в мире... поцелуев, то бишь. Везде секс да секс, а то поза неудобная, то времени нет, да и какой секс за то, что припарковал машину или купил билет на концерт. Другое дело - поцелуй. Всегда найдётся немного времени!"

- Знаешь, я ведь не предпоследний урод какой-нибудь, - вдруг (откуда внезапность? По сути, у разговора ещё не было толкового начала, кроме обмена приветствиями, и, следовательно - его можно завести о чём угодно!) заявил парень. - Да и ты мне всегда нравилась, может, потому что я из страны, где порядош-шно смуглых людей, выглядишь очень привычно и так, будто бы обязательно мы должны общаться, - хороша заявка после полугодичных шапочных "привет, пока". - Собственно, я решил, - Тони не думает. Думать - для слабаков. Он всегда решает. - Что мы ошиблись в попытке тимбилдинга Герой-Напарник. По-честному, другой мотив тоже мог присутствовать, - Монтойя останавливается, с интересом смотрит в лицо Ниссрен. Секунду, может, или две. Прежде чем "облазить" тёпло-карими глазами её фигуру, от белой майки на груди, вниз, к чёрным сандалиям, и обратно вверх. На грудь. Чего выше-то смотреть, в глазах у него текста не печатается. Она и так его слышит, поди. - Мог, само собой, быть и другой мотив, - у юноши полно мотивирующих гормонов для таких заявлений. - Нам следует поцеловаться, чтобы знать наверняка.

"Ну вот, и тему для беседы подбирать не надо! Спасён!"

+3

3

Антонио всегда её забавлял. Умиляли и забавлял одновременно. «Позёр, беззастенчивый позёр, – беспрестанно думала Ниссрен, тихо посмеиваясь в кулак, с интересом наблюдая за бывшим одноклассником. - Но зато смешной.» Что ещё забавляло – своего он все-таки добивался, чем немало поражал девушку и вызывал у нее уважение, ей-то такое не провернуть. Порой даже завидно становилось, как например сейчас, когда она комкала кончик салфетки, светло-синей, как того и добивался Монтойя к превеликому недовольству обслуживающего персонала. Но вот зачем он подобного добивался, для Нисс оставалось загадкой. Сиюминутная прихоть? Искренняя любовь к синему цвету? Что было истиной причиной? Она настолько задумалась об этом, беспечно улыбаясь в пустоту, что даже вздрогнула, когда почувствовала тепло чужой руки на своем запястье, а осознала, что произошло, уже у выхода из кафе, куда её уверенно увлекли.
Впрочем, возражать она не возражала; противиться чему-то Нисс просто хронически не умела и не желала. Не потому ли и не смогла стать героем? Не потому ли ей так недовольна мать? Вечный ребенок, обремененный тяжким грузом комплекса неполноценности, тут же неприятно заворочался внутри, напоминая о себе и грозя увлечь в пучину горемычных размышлений, не оставив и следа от присущей Ниссрен веселости. Благо, как нельзя вовремя её опять отвлек Антонио, заставляя невольно расплыться в ответной, пусть и несколько неуверенной, улыбке. «Женщина, ты слишком много думаешь – а это не дело, тем более в такую чудную погоду, тем более в такое время и при таких обстоятельствах!» – мысленно отчитала Рен саму себя и, разогнав мысли, решила всецело уделить внимание Монтойе, ведь именно с ним она сейчас идет под ручку, как героиня какой-нибудь сопливой романтической мелодрамы. Однако стоило ей окинуть юношу взглядом, как внутренний ребенок тут же пронзительно пискнул, стыдливо закрывая глаза ладошками и заставляя смущенно отвести глаза в сторону, в очередной раз радуясь тому, что в случае чего на смуглой коже румянец почти не заметен. (Странно, но в кафе почему-то подобных припадков не случалось. Другая атмосфера?) Похоже, в этом плане Рен, итак временами напоминающая ребенка своими выходками, взрослела в разы медленнее остальных, впрочем, саму девушку это мало огорчало. К своим странностям, как и к чужим, она относилась с пониманием и сочувствием.
Невероятно на факт: у Антонио начать разговор не очень-то получается в этот раз, что было несколько удивительно, Нисс всегда была уверена, что уж он-то за словом в карман точно не полезет. Она была неправа? Или это у Тони сегодня некоторые проблемы по этой части? Бехэри уже даже хотела прийти юноше на помощь, как он вдруг собрался и выдал такое, отчего у Ниссрен буквально волосы дыбом встали. В момент застывшая на губах кривая улыбка как нельзя лучше передавала её замешательство. «Ага, а сейчас из кустов выскочит съемочная группа программы «розыгрыш для идиотов с Джоном Смитом». Нет, серьезно, это самая глупая шутка, которую я когда-либо слышала. А если это не шутка, (такое вообще возможно? Скорее всего - нет) то это самая кретиническая шутка, которую я слышала.» Немного хотелось стукнуть Тони, все-таки подобные розыгрыши – не самая приятная вещь, но с другой стороны где-то в глубине Нисс было… приятно? Такие слова, даже окажись они полной ложью, немного грели самолюбие. Но они же вызывали и недоверие.
– Поцеловаться?   - тут же переспросила она. Именно это слово вызывало у нее ступор и конфуз. - Ты что, в Казанову решил поиграть? – взволнованно поинтересовалась она, от смеси чувств перескакивая с английского на арабский. Благо не так часто и основательно, чтобы запутать собеседника, но все же. - Что это на тебя нашло? - от волнения хотелось чем угодно занять руки, лишь бы они не болтались без дела. Это было похоже на какую-то странную одержимость. Быстро одернув майку, пальцы почти мгновенно нашли волосы, начав скручивать небольшую прядь в тонкий жгут, выдавая беспокойство девушки.
Нельзя сказать, что Тони был ей неприятен. Совсем нет, даже наоборот, Рен испытывала к парню некоторую долю симпатии, которая оставалась у нее ко всем, в кого она когда-либо успела «влюбится». Да, подобная участь не миновала и Антонио. Впрочем, в тот период Ниссрен была достаточно спокойна и сдержанна в своих чувствах, так что она бы совсем не удивилась, если бы оказалось, что Тони об этом крошечном инциденте даже не подозревает. Точнее, она бы удивилась, если бы он знал о нем. Вот это бы действительно поразило её до глубины души. И смутило.
Впрочем, сейчас её смущала несколько иная причина, вполне объяснимая. А кто, черт возьми, не сконфузится от таких слов? Разве что какая-нибудь глыба льда из Северного Ледовитого океана. «Вот интересно, он подобное всем девушкам говорит?»

+2

4

"Нет? Не "нет", а - "позже". Что ж, позже, так позже, - Тони очень медленно кивнул (сокрушённо качать головой - не геройский удел!) в ответ на целых три вопросы от Эль Бехэри. - После этого - верь вечерним новостям. Там против своей воли что-нибудь девица сделала, тут на что-нибудь не по своей воли девушка согласилась. Можно подумать, у женщин есть воля! Итак. Как ни посмотри, мы вернулись к тому, с чего начали. Пауза... Пауза, пауза затягивается! Петлёй! На моей шее! Нет, пауза, нет! - колумбиец ещё немного наклонил голову, а, потом - подался корпусом влево, не из непристойных побуждений, просто так, проверить, не возразила ли в ответ на предложение по поводу "поцелуя" Ниссрен потому, что... да хотя бы и на какую-нибудь окрашенную скамейку села? Вдруг, почувствовала себя неловко. Кто разберёт сложную женскую стыдливость. Однако, тёпло-карии глаза не нашли ничего лишнего на чёрных шортах египтянки. - Так, бывает, думаю, что отец был прав, говоря, что противоположный пол иногда следует окружать блестящими вещами. Наручники и всё такое".

- Откуда Казанова? - Монтойя немного встряхнулся, делая шаг вперёд, с нежной чуткостью (хоть и несколько нетактично), кладя тёплые ладони на талию собеседницы. - Мы с тобой - приличные люди. И - у нас сверхспособности. А, везде, где есть приличные люди со сверхспособностями - будут порядки этих людей. Верно? - юноша чуть-чуть приподнял брови. - А он, в смысле, Казанова, знаешь ли, и в тюрьме сидел. Разве я похож на подобную... фигуру? - юноша сделал шаг вперёд, заставляя Рен - отступать спиной вперёд. Потом - шаг вправо. Плясать посреди пляжа - "как-то странно"! Чушь! Пляжи созданы для того, чтобы человек мог делать, что не мешает другим тонуть и быть съеденным дельфинами-девиантами. - Хотя, безусловно, я тоже поклонник... Хм. Природной? Так - да не так. Всамделешней? Простовато. Нативной? Странновато. Нормальной? Неуместно. Может быть - свойственной. Пожалуй, хорошо, - одобряя самого себя, он с довольной улыбкой выдохнул. - Верно, поклонник свойственной тебе красоты.

"И слово нужное подобрал, и, помимо того, похвалил её всеми остальными. Это что? Это красноречие. Элоквенция моя не знает лимитов! Однако, она же и как вай-фай. А хороший вай-фай всегда запаролен. Вот так вот. И что же у нас служит паролем? Ну, дело известно. Хотя, конечно, нельзя сказать, что ты знаешь тигров, если ни разу их не трогал. Причём тут тигры?.. О! Женщины - большие кошечки. Ну, или только с оружием к ним сунуться можно. Тут как посмотреть. Но, так-то, как ни посмотри, делать что-нибудь да надо! Их же 50% населения!"

- К тому же, французский соблазнитель, пожалуй, всё гнался за какой-то своей мечтой или чудаческим идеалом, - Герой остановился. И, конечно, принудил "замереть" Несс. - Разве будешь, в поиске кого-то важного - перебирать все доступные варианты? Да что перебирать! Пе-ре-би-вать-ся всеми подряд! - он слегка приподнял левую бровь, и - даже с мелькнувшим осуждением во взгляде - посмотрел на девушку. - Чувства - не математика. Поэтому в них: нужное - выше идеального. Но нужное же - и идеальное. Апория, - правой ладонью по боку, по открытой руке Напарника, по плечу "поднялся", останавливая движение "лапы" в каких-нибудь нескольких миллиметрах от девичьей щеки. Но, конечно, не касаясь. Одно дело - талия в белой майке, и другое - лицо! Лицо поди не трожь. Почему? Воспитание идеальное никуда не деть. - Или... ты. Вроде, никогда не целовалась? - с подозрением оглядел её с ног до головы. - Ничего. Я в этом от Бога хорош, - даже рассмеялся коротко, не то, чтобы над Ниссрен, нет. Просто рассмеялся. - Поддержу тебя, если решишь опереться.

"Она, может быть, и рада, а я - всё болтаю. А мы не на том этапе, когда затыкают рот поцелуем. Возможно. Возможно, но и - невозможно! Слушать меня - также сплошное удовольствие! Так что, нет ничего феноменального в такой ситуации. Идеальное свидание, когда девушка и не знает, от чего ей приятней было бы и есть! Хорош. Слишком хорош. Верно, так и есть. И, разумеется, это мой долг - предложить эдакой симпотяжке - себя! Как я раньше не заметил? Заметил. А чего ждал? Ну, чего... чего бы ни ждал, очевидно, что оно и произошло! Весь мир на моей стороне, мха-ха-ха!"

- Перед Богом, честью своего доброго имени, и - безусловно да конечно, самым важным! - своим настоящим Герой и будущим самого безукоризненного, непогрешимого и первейшего Героя! Обещаю, что ни по злому умыслу, ни из корысти, ни по беспечности, ни из-за лихой и бедовой страсти - не обижу тебя, - ладонь, замершая у лица Эль Бехэри, пару раз согнулась, как бы "подманивая" девицу поближе: давай, обнимая меня руками за шею, да чего ждать-то тут ещё! Пассионарии мы из всех щелей или дурацкие подростки!

Отредактировано Darling (2014-06-10 17:40:20)

+3

5

«Неужели сверхспособности дают право ставить себя выше других? Они же должны использоваться во благо обычных людей, можно сказать, мы даже своеобразные рабы окружающих, верные песики, защищающие от козней врагов. Или он совсем не об этом говорил?» - вот что думала Ниссрен, не сводя взгляда с Антонио. Ей казалось, что стоит хоть на мгновение потерять его из виду и что-то случится, она упустит что-то важное, что потом ну никак не наверстает. Поэтому она напряженно следила за ним темными зрачками, не пропуская мимо ушей ни одного слова юноши.
Египтянка кротко мотнула головой, несильно, едва заметно, словно говоря, что нет, Монтойя совсем не похож на персонажа с криминальной судьбой – даже наоборот. Мысленно, она уже корила себя за то, что назвала его Казановой, кто же знал, что его так… зацепит. В глазах у нее появилось искреннее сожаление, придававшее всему её лицу извиняющийся вид нашкодившего щенка и осознавшего свой проступок. Медленно отступая от напирающего друга, она увязала в мягком прогретом солнцем песке, нагребая полные сандалии, которые, отяжелев, впивались тонкими кожаными ремешками в кожу, как будто мало того, что ступать тяжело. Щеки покрывал предательский румянец, выступавший от каждого дальнейшего слова Антонио. Да, стоило признать, говорить он умел, обольстителем и искусителем он был ещё тем. Пожалуй, того самого змея, что убедил Еву слопать злосчастное яблоко напополам с Адамом, без особо труда можно найти где-нибудь в истоках семьи Монтойя. А ведь такие чудесные навыки никуда не пропадают, а лишь развиваются с каждым поколением. Антонио же в глазах Ниссрен был сейчас едва ли не лучшим в этой области, своеобразная жемчужина, венец творения, не иначе. Ведь она даже не смела ничего говорить, пока он разглагольствовал, жадно ловя каждое его слово. Разве это не признание некоторого… превосходства?
От последовавших далее слов Ниссрен вспыхнула ещё ярче, стыдливо поджимая губы. Как так, откуда он узнал? Неужели по ней так заметно, что она даже не целовалась до сих пор ни с кем? Ей, конечно, не раз говорили, что она как раскрытая книга, но неужели даже в таких, довольно-таки приватных вопросах? С этим нужно было что-нибудь сделать. Ответить чем-нибудь, емким, может даже едким, чтобы не чувствовать себя такой… испуганной? Пожалуй, именно так. Рен была несколько испуганна. С мальчиками на такие темы ей не приходилось разговаривать, а начавшийся вдруг первый раз в этом плане пугал своей внезапностью, позволяя мыслям разбежаться прочь, словно тараканам, потревоженным включившимся вдруг светом. Ниссрен вообще никогда не разговаривала на такие темы с окружающими, даже с матерью, «самым родным и близким человеком на Земле».
– Я знаю, что не обидишь, ты не можешь обидеть, – слабо улыбнулась она и задумчиво пожевала губу. Она никак не могла взять в толк, чего Антонио хотел от нее, обычной невзрачной девушки. Да, когда-то они пытались стать этакой «командой», но это ведь не повод теперь вести себя? Поцеловаться… Зачем ему это? Он ведь итак не больно-то обделен вниманием, она в этом уверена, так с чего бы Антонио так «добиваться» её? В голове с назойливостью комара висела мысль о какой-то подлой, тщательно замаскированной ловушке, в которую её так хотят поймать, чтобы посмеяться потом. Не спасало даже убеждение самой себя в духе «он не такой, он хороший». – Я… Я могу поцеловать тебя разве что в щеку. По-дружески, подойдет? – замялась она, короткими урывками глядя в глаза Антонио, а потом резко отводя взгляд в сторону, чтобы через мгновение снова вернуться к глазам.
«Монашка и вечная девственница» - так когда-то емко охарактеризовал её кто-то из одноклассников. И был прав. Чертовски прав, просто-таки в яблочко попал. Да уж, если Антонио действительно решил чего-то добиться, то ему предстоит пройти все девять кругов Ада. И то не факт, что обломиться.
Ниссрен робко протянула руку и опасливо положила её на плечо Антонио, готовая отдернуть в любой момент, стоит лишь сделать одно резкое движение, дать понять, что она попалась в подготовленную ловушку. Смотреть с глаза становилось тяжело, потому она опустила взгляд на собственные пальцы ног, которыми беспокойно загребала песок.
– Если я вдруг тебя сейчас обидела, ты извини, – пролепетала она. Её поведение ведь действительно могло задеть чувства, если они правда имели место быть. - Я не хотела, если что, правда-правда. Просто это так странно. Очень странно. Слышать такое по отношению к себе, – она  закусила губу и едва слышно прошептала, - очень смущает…
«А ещё я не знаю, как нужно себя вести в таких ситуациях» - хотела было добавить она, но тут, пожалуй, и слепому было ясно, что она совершенно безнадежна.

+1


Вы здесь » SKY HIGH » архив эпизодов » Пляж - большая кровать (п)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC