SKY HIGH

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SKY HIGH » архив эпизодов » [x] Ваша честь, я протестую! (п)


[x] Ваша честь, я протестую! (п)

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ, МЕСТО

Erik Heikkinen, Stephen Götze, Aino Heikkinen
Свободное участие: нет

3 сентября, около 17:00
Административная часть > Общежитие

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ

Стиву и Эрику объявляют, что они теперь пара герой-напарник. Эрик данным фактом недоволен, ибо считал, что именно он должен быть героем, а не этот «смазливый блондинчик, от которого, наверняка, и толку-то ноль». Уже в коридоре Эрик пытается втолковать своему новому товарищу, что он совершенно не согласен с таким решением. Результат объяснений: разбитый нос Стива и осевший на пол от дурманных способностей голландца напарник. И все это видит сестра Эрика Айно.

Отредактировано Stephen Götze (2014-07-07 13:35:19)

0

2

Вы - уверенный в себе человек, вы знаете, на что способны, и не любите упускать своё.
Вы - студент первого курса школы для супергероев «Скай Хай», и у вас нет сомнений в категории, в которую вы попадёте через минуту, как только откроете дверь кабинета, где вам оглашат результаты распределения.
Правда, всего пару месяцев назад вы и не подозревали, что окажетесь здесь, но вы же не тугодум, когда дело касается вашей же судьбы.

Неторопливые шаги гулко отдавались от стен пустого коридора; Эрик, пребывая в абсолютном спокойствии, с любопытством разглядывал окружающее пространство, что на ближайшие три года станет ему если не родным, то по крайней мере весьма знакомым. Взгляд человека, стремящегося к наблюдательности, но не обнаруживающего её в себе, не находил ровным счётом ничего интересного.

Почему во всех мало-мальски важных кабинетах дверь непременно оказывается деревянной и тяжёлой?
Не то чтобы у Эрика было время поразмыслить над этим вопросом, но если бы оно было, Хайккенен сказал бы лишь, что атмосфере это идёт на пользу.
- Позволите?
Первое, что он отметил, входя в кабинет - здесь уже был не только кто-то из администрации.
- Да, конечно.
Парень - очевидно, его без пяти минут напарник - обернулся, окидывая взглядом вошедшего; Эрик ответил ему тем же, краем сознания отмечая острый нос, причёску, цвет волос, но упуская из внимания дружелюбную улыбку и приветливость в глазах - его коронная ошибка.
Женщина лет, казалось, сорока - Хейккинен узнал в ней своего экзаменатора, - указала поочерёдно на обоих молодых людей:
- Стивен Гётце, герой, класс Бета, - взгляд Эрика потяжелел, - и Эрик Хейккинен, класс Пси. Напарник.

Поздравление с зачислением и объяснения, как им должна помочь работа в команде, он пропустил мимо ушей, лишь очень стараясь вежливо улыбаться и кивать, когда это казалось необходимым.
«Напарник, ха».
Только сейчас Эрик стал прикидывать, что, пожалуй, его способности действительно больше похожи на вспомогательные, чем основные. Чёрт подери, одно повышение регенерации словно вопит - хилка! хилка!
Хейккинен был бы рад не думать о том, что это слово очень напоминает прилагательное «хилый».
Хилым он не был никогда. Бесспорно, не Геркулес, но в драке постоять за себя умел, более того - нередко обнаруживал, что подобным умением обладают не все его неприятели. Что до хилости, так скажем, духовной - картина во многом схожая. Не то чтобы его сила воли гнула сталь или превращала железо в золото, но он не считал себя слабаком. Никогда.
Сейчас же что-то в его абсолютной уверенности в себе дало трещину, и Эрик почувствовал вскипающую в нём злость.
Вы должны понимать, что категория напарника не несёт в себе унизительного оттенка, - слышал он сквозь толщу собственных размышлений слова экзаменатора - или как её стоит называть? - и ни в коем случае не означает, что один из вас сильнее другого.

Всем плевать.
Всем, чёрт подери, глубоко наплевать.
Вы ведь слышали разговоры учеников, верно? Никто из них так не считает. Единицы этих ёбаных студентов верят в то, что вы им здесь впариваете. Обществу насрать, его не волнует, отличник - ботаник, а напарник - слабак, и чёрта с два преподаватели считают иначе, что бы вы сейчас ни говорили, говорить-то вы можете что угодно, но суть, блядская суть не меняется.
Заткнитесь.
Просто заткнитесь.

Дверь он закрывал аккуратно, тщательнейшим образом сдерживая порыв хлопнуть ею так, чтобы затрещали окна. «Нельзя, нельзя, нельзя, мать вашу, очень хочется, но нельзя--»
- Ну что, напарн--
Последнее «нельзя» прозвучало в голове особенно громко, когда всякие мысли пропали вовсе, и кулак со свистом рассёк воздух, промахнувшись - этот уже ненавистный чёртов Гётце обладал просто завидной реакцией, - а последовавший почти машинально второй угодил прямиком в скулу Стивена, и Эрик почувствовал, как проминается под костяшками кожа. Однако...
В последнюю очередь он ожидал, что в голову резко что-то ударит ему самому, ноги сделаются будто ватными, а мир поплывёт перед глазами, потолок вдруг станет таким далёким, а земля - такой близкой, что он сильно стукнется щекой о холодную поверхность пола, но почти не почувствует боли, а мгновенно расфокусировавшийся взгляд машинально попытается уловить образ однокурсника, но Эрик увидит лишь смутные его очертания и, кажется, что-то ещё услышит, но звук будет доходить до него словно через толстое, толстое стекло.

Возможно, если бы Хейккинен внимательнее слушал, что ему говорили о способностях Стивена, то его однозначно ругательное бормотание было бы несколько более членораздельным и осмысленным.

+2

3

Стивен только зашел в свою комнату в общежитии, когда он узнал, что должен отправиться в административную часть школы. Однако парень успел отметить, что в этой комнате живет не он один. Потом разберемся. Кинув рюкзак с учебниками у одной из кроватей, голландец побежал искать ту самую «административную часть». Поиски вскоре увенчались успехом, ибо парень не страдал топографическим критинизмом и более-менее помнил то место, где он только с утра был.
Оказавшись у нужной двери, Стив постучал и тут же заглянул внутрь.
- Можно? – волосы дернулись вперед и закрыли парню обзор. Привычным движением левой руки он убрал их назад.
- Проходите. Вы у нас кто? – спросила приятная на вид женщина лет сорока.
- Новичок. Стивен Альбрехт Гётце, - парень вошел в кабинет и осмотрелся. Светлое помещение без особых излишеств, исключительно необходимые для работы мебель и предметы: стол, несколько стульев, для хозяйки кабинета и посетителей, несколько шкафов с подписанными стеллажами, компьютер да канцелярские принадлежности. Стив оценил это по достоинству, поскольку такого порядка ему самому вряд ли удалось бы добиться, а уж о его постоянном поддержании даже и речи не идет.
- А, да, сейчас должен прийти Ваш новый напарник.
Стивен кивнул. Что ж, будем знакомиться.
Спустя, буквально, минуту дверь открылась, и внутрь прошел парень. Краем глаза Стив осмотрел его. Рост у него был, примерно, такой же, как и у Стива, да и комплекция схожая, темные, коротко подстриженные волосы, довольно широкие черты лица. И взгляд, тяжелый взгляд исподлобья, явно оценивающий. Все, что оставалось Стиву, это лишь одарить этого хмурного парня дружелюбной улыбкой.
И, вот, момент истины. Стивена отправляют в класс бета, а хмурого парня, Эрика, в класс напарников. Логично, а чего еще следовало ожидать? Дальше следовала, похоже, стандартная речь, которую блондин пропустил мимо ушей, лишь напустил на себя серьезный вид. У них тут, вроде, есть футбольный клуб. Надо бы записаться, иначе совсем потеряю игровую форму.
Теперь кабинет попросили покинуть. Попрощавшись, парни покинули помещение. Ох, если бы Гётце вовремя заметил, каким отстраненным стал взгляд его нового товарища, когда их представляли!
Черт, надо же с ним как-то поговорить. Мы ж теперь три года будем работать вместе. Вроде.
- Ну, что, напарн… - договорить Стив не успел – пришлось уклоняться от удара. Кто ж так бьет!? – первой промелькнула мысль, но моментальный второй, пришедший в скулу, сформировал новую: какого собачьего хера?
Стив тут же приготовился дать отпор, ибо опыт в массовых драках у него имелся, а уж один на один ему мало кто был равен по силе. Однако боевые навыки парня уже не были востребованы – зачинщик лежал на полу и мало походил на человека, готового продолжать бой. Одурманивающая противника способность Стива всегда действовала моментально и безотказно.
- Verdomme je bent een genie!* - прошипел блондин, чтобы «лишние уши» не услышали, и наклонился к лежащему и слегка подергивающемуся парню. Слышать-то его Эрик слышал, и даже смутно понимал, но поделать ничего не мог. – Придется подождать где-то 10-15 минут, и все пройдет.
Во рту Стива явно ощущался вкус крови, скула ныла. Напарничек-то еще и по зубам немного прошелся. Голландец проверил языком, все ли зубы на месте. Все. И тут он заметил девушку, стоявшую в конце коридора и смотревшую на него тяжелым, прям как у лежащего перед ним парня, взглядом.
Scheiße**, - удивительно спокойным голосом сказал Стив, запрокинув голову назад. Я так понимаю, она все видела? Ну, и хер с ней. А этот должен очухаться.
Еще раз взглянув на удивительно хрупкую девушку с серебристыми волосами и тяжелым взглядом (что странно, она не была удивлена), Гётце подхватил на руки довольно-таки тяжелого напарника и вместе с ним телепортировался у входа, всполошив кучку студенток. Не успели они еще осознать, что увидели, как Стив и Эрик материализовались в нескольких метрах дальше, затем еще дальше, и еще. Стивен не помнил, где точно было расположено общежитие, а потому они с Эриком еще где-то около двух минут наводили шороху на учащихся и некоторых преподавателей, пока голландец, наконец, не заметил общежитие. И вот они уже в своей комнате, и Стив подтянул Эрика на одну из кроватей, а сам пошел смывать кровь с лица.

* Пиздец ты гений! (гол.)
* Говно/дерьмо (нем.)

+2

4

Со всей своей бумажной работой Айно ухитрилась разобраться раньше нынешнего момента. Сказывалось перфекционистское начало - никогда ничего не затягивать, не откладывать на потом. Положено сделать, явиться вовремя, что-то узнать - значит, нужно сделать, явиться и узнать. И все это необходимо проделать максимально хорошо и аккуратно.
О том, в какой она категории Хейккинен тоже уже знала. Напарник, класс омега. С распределением по по парам оказалась какая-то заминка, поэтому девушка пока что оставалась одиночкой. И к тому, и к другому факту финка отнеслась абсолютно равнодушно - для нее это не меняло ровным счетом ничего. Не вызывало заинтересованности, не задевало чувств. Собственно, такое отношение у Айно было практически к каждому явлению или событию в своей жизни. Рефлексия и свободная инициатива окончательно увязли в зоне низких температур.
Впрочем, сейчас Хейккинен не отсиживалась в своей комнате, а медленно шла по школе. Айно искала своего брата, Эрика. Его комната в общежитии оказалась заперта, поэтому девушка вышла на пришкольную территорию. Почему-то она была удивительно пустынной, даже поинтересоваться было не у кого о местонахождении брата, который не желал обнаруживаться решительно нигде. Далее на осмотр пошло собственно здание школы. Дойдя до административной части, Айно услышала какие-то звуки в ответвлении коридора. Рассудив, что если слышен чей-то голос, то должны быть и люди, финка завернула за угол и остановилась на месте. Несколько поодаль от нее стояли Эрик и незнакомый девушке блондин. Ну, как стояли...
Айно молча наблюдала за происходящим и спокойно проводила анализ событий.
Ее брат, от души размахнувшись, ударил своего собеседника кулаком по лицу. Дважды. Раз - мимо, второй - точно в цель. Отчего-то после второго удара упал сам Эрик, причем выглядеть он стал как-то не особо представительно.
Наверно, любой другой человек проявил бы хотя бы минимальное беспокойство по поводу странных вещей, происходящих с его родственником, но финка лишь чуть склонила вбок голову - абсолютный максимум того, как она была способна выразить свои мысли по поводу увиденного. В переводе на то, что должны чувствовать нормальные люди в подобной ситуации, это означало бы крайней меры удивление.
В эту секунду светловолосый молодой человек почувствовал, что в коридоре есть кто-то еще и поднял взгляд на Айно. И нельзя было сказать, чтобы он особо этому обрадовался. В следующее мгновение незнакомец быстро поднял Эрика на руки и исчез.
Айно переступила с ноги на ногу. И все-таки ей хотелось бы поговорить с братом.
Прикрыв глаза, девушка постаралась представить, куда бы она направилась на месте того незнакомца. Это далось с некоторым трудом, но все же самым логичным выходом было бы вернуться в комнату в общежитии.
Хейккинен развернулась. Сейчас ей полностью пришлось повторить свой путь в обратную сторону. Когда же Айно вернулась туда, откуда начала, то поняла, что не ошиблась в своем предположении: дверь комнаты Эрика была чуть приоткрыта. Подняв руку, финка осторожно постучалась. Раз, другой, третий.
Когда же двери перед ней наконец распахнулись, Айно тихо и не поднимая взгляда спросила у открывшего:
- Мой брат - здесь?

+2

5

Эрик готов был поклясться, что Стивен что-то говорил. Он не был уверен, что действительно видит, как тот шевелит губами, но до его слуха совершенно точно долетало что-то, что в нормальном состоянии он принял бы за человеческую речь. Однако звуки в его голове никак не могли сложиться в слова, а слова - приобрести смысл, и всё, что он совершенно точно смог уловить в речи Стивена - непонятные, но узнаваемые по интонации ругательства.
Сосредоточиться на чём-либо было чертовски сложно; мир всё ещё куда-то плыл, не желая делаться привычным и устойчивым, и даже лежачее положение никак не могло помочь делу. Хейккинен попытался изменить положение тела - не особенно сознательно, скорее, из смутного желания сделать хоть что-то, вернуть себе нормальное состояние, ощущение твёрдой почвы под ногами и устойчивой, послушной картины мира, - но смог лишь перевернуться на спину, уставившись в потолок и согнув ноги в коленях. Он пытался ругаться хотя бы мысленно, смутно осознавая, что всё здесь происходящее далеко от играющего ему на руку, но кроме долгого, протяжного и беспрерывно повторяющегося «блять» в его голове не находилось ничего.
Краем сознания он отметил склонившуюся над ним тень, но лишь тогда, когда понял, что лежит уже не на голом полу, а на чьих-то руках - придя в себя, он непременно отметит эту заторможенность восприятия, но сейчас было похуй, откровенно похуй, а хотя нет, стойте, какого хрена его таскают на руках, словно какую-то бабу, нет, нет, нельзя, он, мать вашу, не впечатлительная дамочка, узревшая мужскую раздевалку, отпустите, чёрт подери, он сможет идти сам, конечно, сможет, какие, блять, сомнения - и попытался пробормотать что-то угрожающее, когда понял, что внутренние помещения школы мелькают перед ним, словно серия стоп-кадров. В тот момент до воспалённого сознания дошло, что он уже абсолютно перестал что-либо понимать, и финн откинул голову, послав всё к чертям и лишь проклиная своего напарника. Почему-то губы сами собой сложились в глупую улыбку круглого идиота, а звуки, вырвавшиеся из глотки, должны были напоминать смех. Ёбаная система, ёбаный Гётце, ёбаная судьба, ёбаный постоянно сменяющийся потолок перед его глазами, блядский охуевший в концы мир, и каждая эта мысль казалась такой забавной, такой пиздецки классной, что хотелось смеяться, словно полоумному, невзирая на то, что его есть, кому слышать и видеть. Ведь какая нахрен разница, когда тебя подводят собственные органы чувств, которым ты всегда доверял, а мир переворачивается с ног на голову, ломая понимание, где находится верх, а где низ, и выведенные самостоятельно факты о самом себе.
Когда ощущение зависания в воздухе покидает Эрика, а руки, так неудобно державшие, опускают его на кровать, Хейккинен обнаруживает в себе способность как минимум фокусировать зрение, но соображает всё ещё туго, чрезмерно туго. Он в смутном недоумении оглядывает комнату, приподнимаясь на локтях и тут же снова откидываясь на подушку: она кажется ему похожей на обыкновенный номер, какой можно найти в любой среднестатистической гостинице. Взгляд выхватывает валяющиеся в беспорядке вещи, одни - на второй кровати, стоящей у противоположной стены, вторые - на столе возле той, на которой он сейчас лежал, и с силой протёр глаза, словно надеясь, что это поможет ему быстрее обрабатывать зрительную информацию.
То, что валялось на столе, брошенное не в спешке, но в осознании, что торопиться некуда, смутно напоминало ему собственные сумку и рюкзак. Хейккинен приоткрыл глаза и посмотрел в ту сторону ещё раз.
- Ты, мудак, меня в мою же комнату притащил? - хрипло проговорил Эрик, усмехнувшись, и эта усмешка прозвучала тенью тех звуков, что он издавал, пока его таскали по школе. - Такая очаровательнейшая забота, что, блять, ёбаный...
- Мой брат - здесь?
- ...пиздец, - закончил Хейккинен, переворачиваясь на живот и накрывая гудевшую, словно с похмелья, голову подушкой.
Идите к чёрту.
Идите туда вы все, и не забудьте ни этого Гётце, ни так вовремя пожаловавшую сестрицу, ни экзаменаторшу, которая, как надеялся Эрик, не будет теперь им ничего преподавать, потому что в противном случае он станет злостным прогульщиком одного конкретного предмета.
Что она здесь забыла? Нахрена он ей понадобился именно сейчас? Почему эта, казалось, абсолютно лишённая эмоций и нормального человеческого восприятия девчонка, целые дни проводившая с карандашами и бумагой, практически лишённая живого общения и друзей, заявилась сюда именно в тот момент, когда Эрику меньше всего хотелось видеть кого бы то ни было, в том числе это ходячее подтверждение существования совершенно уёбищных мутаций?
Он тяжело дышал, испытывая недостаток кислорода под подушкой, почти готовый рычать со злости, и раздумывал, что бы потяжелее и в кого швырнуть.

+2

6

Стив вошел в темную ванную. Искать выключатель и включать свет было лень, да и особой надобности в этом парень не видел. Как же все задолбало. И это только первый день. Наугад он включил воду. Холодная, что надо. А сейчас еще этот боевой придурок очнется, мне еще ему объяснять, что это была за херь, и что он в моей комнате делает, - думал Стив, стягивая с себя перчатки и полностью вымокшую от пота кофту, оголив торс. Хорошо спланированная телепортация и так не очень-то легко давалась парню, а сейчас еще пришлось телепортироваться с тяжелой тушей в виде Эрика. Сил у парня это вытянуло много. Конечно, и ходить сейчас в кофте с длинными рукавами и в перчатках было жарко, но и особых вариантов у парня не было. Собственно, это-то и прослушал финн.
В темноте не было видно лица Гётце, если бы он смотрел в зеркало, да ему и не нужно было. Запекшаяся на лице кровь неприятно стягивала кожу.  Парень наклонился и опустил голову под струю воды, и так простоял некоторое время.
По времени, наверно, Эрик уже должен был очнуться. Стив закрыл кран с водой, убрал в сторону волосы и зашел в комнату. Вытираться он не стал, да и полотенец не было, так что мокрыми стали не только голова, но и торс. С парня капала вода на пол. Хейккинен не только очнулся, но и начал уже ругаться.
- Слыш, не нуди. Это и моя комната. Меня сюда распределили, - устало сообщил блондин и направился к своей кровати, чтобы лечь, послать все к черту и немного поспать. Не успел. В дверь тихо постучали. Блять.
- Лежи-лежи, я открою, - ехидно выдал голландец, на что мгновенно получил не менее издевательский ответ.
Открыв дверь, которую, к слову, кто-то забыл закрыть, Стивен увидел маленькую девушку. Ту, черт побери, девушку, что видела, как они с Эриком «знакомятся»! Еб…
- Мой брат - здесь?
Кто? Какой еще брат? Стив тут же подумал, что она просто комнатой ошиблась, но раздавшийся сзади  «пиздец» Хейккенена говорил о том, что она пришла, куда надо.
- Брат? Если ты об Эрике, - Стив тут же взглянул на соседа по комнате, - то он устал, спит, его сейчас лучше не беспокоить. Приходи…э.. через часок-другой.
Голландец и так прекрасно понимал, что визит сестренки этого придурка был некстати для них обоих. Вряд ли Эрик хотел ее видеть именно сейчас, даже если его и переполняла невероятная братская любовь и забота о сестре. Финн на данный момент переживал не самые приятные ощущения, которые мог бы испытать человек, и весьма сомнительно, что он хотел бы кому-то рассказать об этом. Да и сам Стив еле стоял на ногах. Телепортация вытянула из него все, что только можно было, и сейчас ему хотелось лишь провалиться в забытье сна.
Между тем, девушка все еще стояла на пороге. Стив вздохнул.
- Я – Стивен. А ты?ну, раз стоит здесь, надо же хоть представиться.

+2

7

Только задав свой вопрос, Айно соизволила поднять взгляд и взглянуть на того, кто ей открыл дверь. Пришлось высоко задрать голову - открывший, тот самый незнакомый блондин из коридора, неплохо превосходил в росте младшую Хейккинен. Это было не совсем удобно, нет, совсем не удобно для шеи, но на то были свои причины. Молодой человек предстал перед ней в том виде, в котором, согласно установленным представлениям Айно об этом мире, не положено представать перед незнакомыми юными девушками. Конкретнее говоря, полураздетый. С волос и торса блондина капала на пол вода.
Впрочем, какого-либо смущения финка не испытывала. Тем не менее, воспитание подсказывало, что продолжать смотреть не поднимая взгляда было бы некорректно. Просто некорректно.
Судя по взгляду незнакомца, теплота в котором оказалась минимальна, рад гостье он был примерно никак. Это Айно по-прежнему не расстраивало и она продолжила спокойно смотреть и ожидать ответа. В сущности, хоть как-то ее волновало отношение лишь одного человека - Эрика. То, что насчет нее думают другие люди, просто принимается к сведению. Хотя здесь у Хейккинен был сбой по программе - девушка обладала полным отсутствием проницательности и довольно незавидной способностью не различать то, насколько правдивы и искренни окружающее. Изобрази незнакомец сейчас на лице радостнейшее выражение вместе с лыбой до ушей - финка приняла бы это за чистую монету.
Блондин быстро кинул взгляд в комнату, затем, слегка замявшись, ответил:
- Если ты об Эрике, то он устал, спит, его сейчас лучше не беспокоить. Приходи…э... через часок-другой.
Айно кивнула и на этом собралась было действительно развернуться и уйти (что поделать, раз уж так вышло), но в тот же момент услышала из комнаты немного приглушенный, но совершенно различимый голос Эрика. Девушка пару секунд помолчала, затем все тем же ровным, ничего не выражающим тоном заметила:
- Мне никогда не приходилось замечать у брата склонности к разговорам во сне.
Издевки в ее голосе не было ни на миллиграмм - Айно железно не видела, что что-то не так. Сказывалось полное отсутствие навыков коммуникации. Заподозрить нечто уже мог бы даже полный идиот, по одной только заминке и тому торопливому взгляду, но не девушка, в сознании которой ложь отсутствовала как класс.
Между тем, собеседник, вероятно, понял, что теперь Айно вряд ли уйдет и вздохнул.
- Я – Стивен. А ты?
Стивен, - повторила про себя финка, чтобы закрепить материал.
- Айно Хейккинен.

+2

8

«Это и моя комната».
«Меня сюда распределили».

Эрик на секунду ощутил надежду.
Надежду, что он просто принял чужие вещи на столе за собственные. Учитывая, что его голова отчаянно отказывалась что-либо адекватно соображать, раскалываясь на части, это казалось почти возможным.
Почти.
Потому что Айно знала номер комнаты Эрика, но вряд ли была осведомлена о месте жительства Стивена, а проследить за ним...
Ну, теоретически это, наверное, реально - попытавшись вспомнить перемещение по школе, Хейккинен потерпел полное фиаско, - но крайне, крайне маловероятно.

Голова болела так, что Эрик уже перестал ощущать в себе силы на злость, которой полыхал минуту назад. Он всё ещё чувствовал раздражение от всей этой ситуации и каждого её участника в отдельности, чувствовал, что теперь командная работа, важность которой им всё пытались внушить, станет практически невозможной, и ближайшие три года он будет проклинать тот пожар, без которого мог вообще здесь никогда не оказаться, ещё по одной причине. Но швыряться тяжёлыми предметами больше не хотелось.
В какой-то момент он даже ощутил что-то вроде сожаления, раскаяния. Зря разозлился. Зря ругался. Зря ударил. Как бы неприятен ни был Стивен лично ему, в распределении Гётце участия не принимал.
Впрочем, в тот же миг Эрик отмёл эти мысли. Плевать. Да и сейчас явно не до самокопания, и...
«Что это, чёрт возьми, было?»
Хронология событий восстанавливалась с трудом, но то, что он мог сказать с абсолютной точностью - грохнулся на пол он лишь после того, как прошёлся кулаком по лицу Стивена, а состояние после напоминало крайнее алкогольное опьянение, только с несколько иной спецификой.
«Пожалуй, я начинаю понимать, почему этот смазливый блондинчик попал в класс героев. Чёрт».
Хейккинен опять перевернулся на спину и сел на кровати, бросив взгляд на дверь. Там совершенно точно шёл какой-то разговор, но Эрик, занятый самим собой, прислушался только сейчас:
- Я – Стивен. А ты?
- Айно Хейккинен.
«Как чрезвычайно мило».
«Теперь моя недоразвитая сестрица знакома с моим мудаком-напарником».
«Perkele». прим.: perkele (фин.) - дьявол
Эрик быстро встал, сначала схватившись за голову - мир всё ещё слегка плыл, а ноги слушались с трудом, - и сам подошёл к двери. В любой другой ситуации Хейккинен бы попросту оттолкнул застывшего в дверях Гётце, но сейчас он почти подсознательно опасался касаться Стивена: толком не осознавая, что случилось пятнадцать минут назад, Эрик слишком хорошо помнил собственные ощущения, отдававшие сейчас тяжестью в голове и конечностях, и что-то ему подсказывало, что чёрта с два он сейчас будет рисковать.
- Чего надо? - грубо бросил сестре финн, опираясь рукой о стену и глядя на неё из-за плеча Гётце. - Разве ты не должна сейчас, не знаю, вещи разбирать? С напарником знакомиться? Какого хрена ты забыла здесь?
Он с удовольствием просто закрыл бы дверь прямо перед её носом, но, покосившись на Стивена, лишь плотнее сжал челюсти. Гётце, конечно, был слишком вежлив, чтобы сделать это самостоятельно, но, стоя в дверях, мешал это сделать Эрику.
Хотя, конечно, смешно говорить о вежливости человека, который вышел встречать шестнадцатилетнюю девушку, к которой более применимо слово «девчонка», мокрым и с голым торсом. Хейккинен решил, что сам он эти лужи, что оставлял за собой Гётце, вытирать не будет точно, зато вызнать у него, что, собственно, произошло, было бы весьма полезно.

+2

9

- Приятно познакомиться, Айно, - и Гётце привычно изобразил на лице хоть и усталую, но дружелюбную улыбку. – Я напарник твоего брата.
С каждой минутой усталость накрывала парня все сильнее и сильнее, и стоять здесь, у входа в комнату, казалось одной из невыполнимых миссий.
Черт побери, Айно, можно было уже и догадаться, что я тебя спровадить хочу! Этот упырь сейчас мало походит на человека в состоянии нормально действовать и соображать. Что, кстати говоря, странно. Обычно, когда кто-то попадал под мое нарко-прикосновение, он валялся некоторое время, но мог двигаться и вообще… интересно, почему это так подействовало на Эрика? Обычно такая реакция идет на что посильнее. Может, моя сила стала больше? – Стив, задумавшись, прикусил губу. – По-хорошему, надо бы это проверить. Но на ком? Моя сила не действовала здесь ни на кого ранее, и как я узнаю, почему так? Возможно, моя способность идет в реакцию со способностями других, кто знает.
Сзади определенно было движение. С усилием повернув голову, Стивен встретился лицом к лицу с Эриком. О, встал. Значит, они тут сами разберутся. Я не собираюсь лезть в их взаимоотношения.
- Чего надо? - грубо бросил сестре финн.
А это странно. Обычно с родными людьми так не разговаривают, если они только не вынуждены считаться родственниками, как мы с Сесилом. Точно, хрыч! Мои способности уже раз действовали на нем, так что можно будет проверить их снова.
Между тем, семейный разговор продолжался. Стивен переводил взгляд с брата на сестру. Некоторое сходство есть. У обоих просто убойный взгляд. И все. Они вообще никак не похожи. Хотя, эта Айно вообще-то странно выглядит. Я впервые вижу людей в таком юном возрасте и с седыми волосами. Я не знаю, может, она их красит, но фиг знает. И глаза… линзы, видимо. Раз нравится человеку, то чего уж. Кстати, выбор она сделала хороший, ибо смотрится все вместе и правда неплохо.
- Слушайте, давайте я не буду вам мешать, - устало пробормотал Гётце. Мир перед глазами постепенно стал плыть, что было явно хреново. – Я пошел спать. Всего хорошего.
И пошел. Правда, на втором шаге стал заваливаться в сторону Эрика, но, помня, что кожа сверху оголена, невероятным усилием воли взял в другую сторону, и уже на шатающемся автопилоте добрался до кровати, на которую уже просто свалился. Вроде бы даже ударился рукой об угол, но голландцу было уже все равно. Краем глаза он видел, что Эрик как-то удивленно смотрит на него, немного склонившись.
- Только к коже не прикасайся, - выдавил из себя Стив и потерял сознание.

Отредактировано Stephen Götze (2014-07-05 19:51:03)

+2

10

Стивен ответил Айно без особенного энтузиазма, но вполне дружелюбно. В любом случае, для восприятия девушки это было на самом деле дружелюбно.
- Приятно познакомиться, Айно. Я напарник твоего брата.
Напарник Эрика. Значит, теперь они будут крепко связаны, - машинально отметила про себя Хейккинен. Финка собралась ответить новому знакомому что-то соответствующее ситуации, но едва открыла рот, как была прервана грубыми словами брата, неожиданно замаячившего за спиной Стива.
- Чего надо? Разве ты не должна сейчас, не знаю, вещи разбирать? С напарником знакомиться? Какого хрена ты забыла здесь?
Айно вновь сделала длинную паузу, поскольку на каждую верную реакцию ей требовалось некоторое количество времени. Затем перевела взгляд на Эрика и короткими, почти рваными предложениями, никак не окрашенными интонационно, пояснила:
- Всех моих вещей было не так уж много. Я успела разобрать их раньше. У администрации школы возникли какие-то проблемы. Напарника мне еще не подобрали.
Вполне очевидный хамский тон старшего брата тоже не смутил девушку - для нее он был совершенно привычен. Обычно не столь явно, но Эрик всегда, всю жизнь проявлял свои отрицательные чувства в адрес Айно. Конкретизировать эти самые чувства финка не могла - для нее между равнодушием, легким раздражением, тяжелым раздражением, ненавистью и чем угодно еще не было ровным счетом никакого различия. Она никогда не испытывала их сама и затруднялась определять в других. Главным параметром оставалось отсутствие всяческой доброжелательности, вот почему все, что могли испытывать к ней другие люди, для самой Айно делилось лишь на две группы - эмоции отрицательного спектра и эмоции положительного. Впрочем, как раз последних девушка не улавливала к себе практически ни разу за все шестнадцать лет. Все-таки окружающие ее почти не любили. Не любил Айно и Эрик.
Но почему-то именно его расположение было одной из тех безумно редких вещей, которые казались девушке важными. А это расположение отсутствовало.
При всем этом Хейккинен не могла понять, в чем же дело. И как бы ясно не казалось все со стороны, для финки область чужих чувств была темной территорией.
Как-то по-своему, странно, изломанно, но Айно была привязана к своему брату.
Единственным способом, которым она в детстве могла привлечь его дополнительное внимание, были ее рисунки. Девушка рисовала всегда, проводила целые дни с альбомом и карандашами. Все, что изображала Айно, имело одну особенность: оно обязательно было реальным, тем, что она могла видеть перед собой. Она рисовала свою семью, свой дом, при редких прогулках - пейзажи родной Финляндии. Так отражалась неспособность к фантазии. Там, где обычные люди, закрывая глаза, могли представить себе все, что угодно, девушка видела одну лишь черную пустоту. Да что там это - она, как слепая, никогда не видела даже снов. И на рисунках была только существующая реальность. В своем стремлении к четкости и достоверности Айно научилась рисовать едва ли не гиперреалистично. Пожалуй, это было единственным талантом девушки, но не отметить его наличие не мог даже ее брат, когда та показывала ему - и только ему! - свои рисунки.
Вот и сейчас все было затеяно только ради этого. За последние дни у Айно скопилось множество черно-белых картинок, еще не видевших света. Она молча протянула брату папку с рисунками, которую до сих пор носила с собой в руке.
Явно уставший Стивен тем временем не совсем твердо отошел и рухнул на постель. Эрик прекратил разговор с сестрой - что-то резко его привлекло в на ходу спящем блондине.
Айно посчитала для себя возможным также пройти вглубь комнаты и остановилась. Она вновь бросила взгляд на брата, но теперь в этом при очень большом желании можно было найти вопросительный оттенок.

+2

11

- Всех моих вещей было не так уж много.
- Я успела разобрать их раньше.
- У администрации школы возникли какие-то проблемы.
- Напарника мне еще не подобрали.
Эрик ударил себя ладонью по лбу, ненадолго задержав ладонь на лице. Ему, конечно, стоило бы помнить, что он разговаривает не с нормальным человеком, который понял бы, что ему здесь не рады и пора сваливать, а со своей долбанутой сестрой, до которой дошло бы лишь «пошла отсюда», слишком прямое даже для Эрика, и без того не отличающегося учтивостью и аккуратностью - потому, собственно, и не отличающегося. Со всей чехардой, царившей сейчас в черепной коробке, он забыл учесть сей небольшой факт.
Он уже собирался открыть рот, чтобы прямым текстом рассказать Айно, насколько далеко от его комнаты ей стоит убраться, когда она молча протянула ему какую-то папку.
«Что, опять? - раздражённо подумал Хейккинен, рассматривая папку. - Опять эти дурацкие рисунки, чёрт бы их побрал?»
На самом деле как раз рисунки «дурацкими» не были, и Эрик осознавал это как никто другой: сестра всегда таскала ему свои рисунки такими вот папками, и если поначалу финн лишь рассказывал ей, какая она криворукая, то чем дальше, тем больше в этих рисунках обнаруживалось... таланта. Хейккинен никогда не был ценителем искусства, но сейчас даже он признавал, что что-что, но рисовать Айно умела. У её работ был лишь один недостаток: они буквально дышали той чертой девушки - девочки, - что можно назвать абсолютным отсутствием фантазии.
Но Эрик и не придирался. Для того, чтобы его впечатлить, хватало и детального реализма.
Только не сейчас. Сейчас он собирался с силой сунуть эту папку обратно девчонке в руки.
- Слушайте, давайте я не буду вам мешать, - внезапно прозвучавший голос Гётце помешал этим намерениям. Эрик успел забыть, что Айно здесь не единственный лишний, и машинально обернулся к Стивену. - Я пошёл спать, всего хорошего.
- Сладких снов, - ехидно бросил вслед пошатывающемуся голландцу Эрик, но тот, кажется, его уже не слышал. Финну подумалось, что не для него одного это мини-приключение выдалось чересчур утомляющим - а для кого-то, очевидно, и куда более.
Когда внимание Хейккинена вновь вернулось к сестре, с той стороны двери её уже не оказалось. Несколько удивлённый, он покрутил головой; как выяснилось, Айно уже прошла в комнату, незамеченная братом, и смотрела на него с немым вопросом.
Эрик попытался хлопнуть дверью. Вышло так себе: сил в его конечностях оставалось немного, организм отчаянно требовал хоть небольшой, но передышки.
«Неудивительно, что ей ещё не подобрали напарника, - отметил он про себя. - Кто же, чёрт подери, будет "идеально дополнять" это недоразумение?»
- Только к коже не прикасайся, - услышал он вымученный голос из глубины комнаты.
«...мне вот, например, уже не слишком повезло».
- Всю жизнь мечтал облапать спящего тебя, - пробубнил Эрик, прекрасно понимая, что его уже не услышат, и сел на свою кровать, открывая папку с рисунками.
Та часть головного мозга, что отвечала за восприятие зрительных образов, отчаянно отказывалась работать. Он смотрел на рисунок, но упорно видел карандашную возню, превращающуюся во что-то осмысленное - школу, кабинеты, лица учеников и преподавателей - далеко не сразу и лишь при изрядном напряжении. Хейккинен то пялился на лист бумаги, поднося его к глазам близко до ненормального, то относил дальше, щурясь; Айно, вероятно, внимательно за ним наблюдала, но это осознание отнюдь не несло мотивирующего воздействия. Рисунке на третьем к гудению в голове примешалось сопение Гётце, и Эрик понял, что на большее его уже не хватит.
- Айно, - окликнул он сестру, протирая глаза левой рукой. - Я досмотрю рисунки позже. Пока вали, займись... чем-нибудь.
Хейккинен повалился на кровать, прикрыв глаза.
- Положи папку на стол, о'кей? И не забудь закрыть дверь... с той стороны.
Не держать больше голову на весу казалось неимоверным облегчением, и, лишь услышав звук закрывающейся двери, Эрик повернулся лицом к стене, окончательно проваливаясь в сон - короткий, но необходимый.

+2

12

Айно все так же продолжала стоять и молча смотреть на своего брата.
Она ждала его реакции, наблюдая за тем, как Эрик закрывает двери, как садится на кровать и открывает папку с рисунками. Смотрела внимательно, при этом ухитряясь практически не моргать - со стороны такой взгляд, должно быть, выглядел пугающе тяжелым.
Хейккинен пыталась уловить каждое мгновение.
Как брат смотрит на картинки, двигает их, переворачивает, щурясь. Будто бы смотрит на стереоскопическое изображение, которое складывается в что-то верное лишь благодаря определенному углу обзора. Эрик явно рассредоточен, это слишком очевидно.
Становится предсказуемым то, что он вскоре закроет и вернет папку девушке.
- Айно. Я досмотрю рисунки позже.
И отправит свою сестру куда подальше, с глаз долой.
- Пока вали, займись... чем-нибудь.
Но все-таки старший Хейккинен не настолько жесток к своей сестре...
- Положи папку на стол, о'кей? И не забудь закрыть дверь... с той стороны.
Айно кивнула, показывая, что поняла - все-таки разговаривала она в последнее время ужасно редко, лишь если в этом существовала действительная необходимость, - и забрала свои рисунки обратно. Эрик же увалился на кровать и закрыл глаза.
Еще минута, которую Айно просто стоит и смотрит на него.
Затем девушка подошла к столу и сдвинула чуть в сторону лежащие там вещи брата, чтобы освободить немного места. Аккуратно уложила папку на освободившееся пространство. Теперь все. Можно уходить. Хейккинен сделала все, что хотела, выполнила свою цель, да и Эрик очень...настоятельно попросил Айно удалиться из данной комнаты.
Айно тихо вышла из помещения и, как ей было указано, плотно закрыла дверь. Какое-то время финка упорядочивала в своей голове все произошедшее. Неожиданно для самой себя девушка вспомнила о том, что когда она стояла здесь, знакомясь с напарником брата Стивом, на пол с последнего капала вода. Айно посмотрела вниз. Совершенно верно. Из-под двери в коридор расползались маленькие лужицы. Зацикленной на порядке Айно это не пришлось по нраву, поэтому девушка, быстро разыскав где-то тряпку, вернулась к дверям комнаты и вытерла воду.
Хотя бы то, что снаружи. Уже лучше.
Теперь Хейккинен была максимально для себя удовлетворена - и спокойно вернулась к себе.

Отредактировано Aino Heikkinen (2014-07-06 01:31:00)

+2

13

Сон всегда приносит облегчение. Он дает перезагрузку организму, помогает ему восстановиться.
Самый лучший сон, как считал еще с раннего возраста Стивен, - это сон без сновидений, глубокий, упоительный. Просто настоящая манна небесная для уставшего разума и тела. Стив нередко видел сновидения, часто яркие, красочные, или же, наоборот, тусклые и заунывные, словно сошедшие со старой пленки. Не важно, какие. Важно то, что сны не помогали ему отдохнуть, а лишь еще больше вытягивали из него жизненные силы.
Но в этот раз все обошлось. Сон промчался мгновенно, словно его и не было в помине.
Неожиданно раздавшаяся мелодия звонка разбудила парня. Несколько секунд потребовалось голландцу на то, чтобы сообразить, что это звонит его телефон в кармане.
- Да? – спросил Стив сиплым голосом уличного алкаша с большим жизненным опытом.
- Стивен, как школа? Ты уже встретился с Сесилом? – отец, как обычно, приступил сразу к делу.
- Все нормально. А с хрычем все как обычно.
Гётце сел на кровати и протер ото сна глаза. Напарник сверлил парня с соседней кровати хмурным взглядом. Интресно, у него всегда такой взгляд? Или это просто он меня так любит? Стив усмехнулся. Веселая у нас компания выходит.
- Я тебя прошу, не конфликтуй с ним.
- Да мне на него как-то без разницы, ты же знаешь. Это он начинает беситься при виде меня.
- Стивен…
- Да все нормально, - блондин встал с кровати и подошел к окну. А оно не очень-то далеко от земли. Можно на раз залезть.Я тут с нап… - парень запнулся. Повторно пережить эпопею с ударом и бессознательным состоянием Эрика как-то не хотелось. – С соседом знакомлюсь. Давай потом.
- Только не наводи чертей, - и отец отключился.
То есть, не нарывайся на неприятности. Не наводи чертей. А что если они мои друзья?
Эрик уже начал подавать признаки жизни и, похоже, очередного недовольства. Стив вздохнул и развернулся спиной к окну. И что за день? Эрик стоял рядом. Рядом-то рядом, но на достаточном расстоянии, чтобы, если что, отскочить в сторону.
- Значит так, предлагаю все расставить все по своим местам, - и блондин направился к своему рюкзаку, достал пару перчаток и надел их. – Нам придется работать вместе три года, так? Будет как-то стремно, если мы будем постоянно видеть друг в друге врагов.
Стивен подошел ближе к финну.
- То, что нас поставили в пару, не моя вина. Я не спорю, что ты силен, я даже в этом не сомневаюсь, но правила таковы, что одного из нас в любом бы случае направили в группу… - Стив сплюнул. Тоже мне, оратор. Короче, у меня конкретное предложение. Я не считаю кого-то из нас сильнее или слабее, у нас просто разные способности. Поэтому я предлагаю равные партнерские отношения без выделения какого то бы ни было лидера, просто совместная работа на равных условиях. Что скажешь?
Блондин протянул руку для пожатия.

0

14

Эрик не слишком любил пробуждение под чужие телефонные звонки. Они имели свойство наступать в самое неподходящее время, иметь отвратный рингтон или мелодию и всячески портить время, выделенное им для отдыха.
Впрочем, в этот раз Хейккинену едва ли было, на что жаловаться.
Во-первых, он, не имея ни малейшего представления о том, сколько проспал, чувствовал себя полностью выспавшимся, и едва ли был бы согласен спать и дальше.
А во-вторых, Эрику внушала оптимизм мысль, что как минимум по поводу музыки у них с напарником конфликтов возникать не будет.

Очнувшись, Хейккинен сел на кровати, невольно отмечая, что он мало того, что спал в верхней одежде, но даже его вещи валялись на столе неразобранными - лишь аккуратно подвинутыми, чтобы освободить место для папки с рисунками - кстати, их надо ещё просмотреть. Он отвесил себе мысленный тумак.
- Да?
Эрик кинул взгляд на Гётце.

Хейккинен отчаянно не понимал, какой должен придерживаться модели поведения. Драться со Стивеном на протяжении всех трёх предстоящих лет ему не слишком-то хотелось, более того: он прекрасно осознавал, что Гётце просто попался ему, Эрику, под горячую руку. Но отделаться от желания пересекаться с напарником и, вашу ж мать, соседом по комнате как можно реже финн тоже не мог, и сейчас этому способствовал не только тот факт, что Стивен вроде как стоит выше него, но в том числе воспоминания о не самом блестящем из его ударов.
Стоит, впрочем, отметить, что мысли об извинениях у Эрика даже не возникло. Во-первых, извиняться Хейккинен очень не любил, а во-вторых, за свою вспыльчивость он уже получил, и получил сполна, так что в какой-то мере даже имел на это право.

- Да все нормально, я тут с нап... - финн нахмурился, - соседом знакомлюсь.
Знакомится, ага.
Если бы каждое его знакомство проходило с таким же успехом, за сохранность шкур ни Стивена, ни его новых знакомых Хейккинен бы ручаться не стал.

Эрик встал с кровати, ещё толком не имея представления, зачем. Футболка неприятно липла к телу, от него наверняка несло потом, но прозвучавшее вдруг «Значит, так» не позволило развить эту мысль.
- Предлагаю все расставить все по своим местам, - продолжал Стивен, зачем-то доставая перчатки из рюкзака. Хейккинен в удивлении поднял левую бровь: голый по пояс парень в перчатках - явно не то зрелище, которому он был бы рад с утра. - Нам придется работать вместе три года, так? Будет как-то стрёмно, если мы будем постоянно видеть друг в друге врагов.
Эрик демонстративно пожал плечами. Конечно, стрёмно.

Дальнейшие слова Стивена вызывали в нём... некоторое недоумение.
«Я не считаю кого-то сильнее или слабее, у нас просто разные способности».
«Поэтому я предлагаю равные партнёрские отношения...»
«Равные. Партнёрские. Отношения».

«Вы должны понимать, что категория напарника не несёт в себе унизительного оттенка и ни в коем случае не означает, что один из вас сильнее другого».

Эрик поднял на Стивена несколько тяжёлый взгляд. Он действительно сейчас заливает ему ту же чушь, что администрация школы? И действительно верит тому, что говорит?
Гётце не выглядел человеком, осознающим, что рассказывает сказки. Хейккинен искал повод ему не верить, но - не находил. Всё, до чего он додумался, было слишком похоже на паранойю.

- Что скажешь? - закончил Стивен, протягивая Эрику ладонь.
Тот ещё раз настороженно глянул на него, но, тут же усмехнувшись, пожал протянутую руку.
- Замётано. Только учти, - тут же отметил Хейккинен, - никаких шуточек и намёков на эту тему я не понимаю, окей?

P.S. сворачиваемся с;

+1


Вы здесь » SKY HIGH » архив эпизодов » [x] Ваша честь, я протестую! (п)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC