SKY HIGH

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SKY HIGH » архив эпизодов » This could be Heaven or this could be Hell (п)


This could be Heaven or this could be Hell (п)

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ, МЕСТО

Рита, Бенджамин
Свободное участие: нет

13:35, 25.08.2014.
крыша общежития.

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ

В прошлом году из-за некоторых обстоятельств Беркуту пришлось расстаться со своим прошлым напарником. Теперь же, когда на носу новый учебный год, к нему пытаются приставить замену, но Бенджамин уже который раз игнорирует попытки преподавательского состава познакомить его с новой партнёршей. И вот, после очередной провалившейся официальной встречи, Рите сообщают о том, что её горе-герой, вместо того чтобы прийти на встречу, спокойно так прохлаждается где-то на крыше общежития.

Отредактировано Benjamin (2014-05-20 17:26:28)

0

2

- Может, лучше оставить эту затею? По-моему, он не горит желанием со мной встречаться, - скармливая Патцу с рук кедровые орешки, высказала свои сомнения Рита, сидя в учительской и даже не думая о том, чтобы справадить питомца за дверь, наконец прореагировав на выразительные взгляды, бросаемые на белку. Последовавший за этим отрицательный ответ ясно дал понять, что наставники так просто не сдаются и ещё посоревнуются в упёртости со своим подопечным, что так мастерски избегает встреч с приставленной к нему напарницей.
До этого у Крэнлаи не было героя, как-то не сложилось, и она почти смирилась с этим, как и когда-то, при поступлении, с мыслью о том, что ей не суждено занимать первые роли, ведь способности весьма справедливо, нельзя не отметить, присвоили статус поддерживающей. Одиночное существование давало к тому же иллюзию полной свободы, мол, ни с кем не связан, хожу, где хочу. Но в сущности это несколько обижало, словно ты практически бесполезен, поэтому она сперва обрадовалась известию о скором составлении кому-то "компании".
- Не хочет, не надо, чего я полезу, - буркнула Рит, выслушав идею преподавателей самостоятельно выловить норовящего ускользнуть в закат партнёра. Навязываться кому бы то ни было она отнюдь не любила, а особенно не представлялось занятным ей бегать по всей территории школы в погоне за "игнорщиком". В голове назрел только один вопрос: почему он так себя ведёт? Неужели настолько не приемлет сотрудничества, что не соизволит явиться хоть на одну встречу? Хм-м... А может и стоит отыскать непутевого напарника ради того, чтобы по крайней мере спросить это непосредственно у него.
- Хорошо, я схожу. Только куда?

По дороге к лестнице, ведущей на крышу кампуса, она успела где-то заблудиться и обойти лишний круг. Пусть и прожила здесь больше года, а заплутать в знакомых коридорах всё равно могла на раз - отвлеклась на какие-то размышления и уже свернула не туда, сбившись с курса.
Но таки добралась до места назначения. Осторожно приоткрыла дверь, осматривая пространство снаружи, и створку тут же распахнул порыв ветра, устремившийся внутрь здания, чтобы разгуляться там сквозняком. Вихрь растрепал волосы, на миг заслонившие обзор, пробежал под свободным летним платьем, вызвав тучу мурашек на смуглой коже, и затих, позволяя наконец по-человечески разведать обстановку.
- Кто-нибудь... дома? - протянула Рита, крутя головой. - Вот будет смешно, если он уже куда-то в другое место ушел... Впрочем, нет, не смешно.

+2

3

  «Жизнь – тлен…» — Ах сколько же раз Бенджамин Прайм начинал свой день с этой мысли, особенно в последние несколько месяцев.

  Хотел ли он этого? Да, конечно же, нет, но демон, обитающий в глубинах души, был неумолим. За что? Зачем? Как? – Бен больше не задавал подобных вопросов. Искать ответы глупо и бессмысленно. Даже если после долгих дум тебе покажется, что разгадка не за горами, знай – один ответ рождает десяток новых вопросов…

Пойти или не пойти? – вот в чём вопрос. Честно говоря, каждый раз перед предстоящей встречей с новым напарником Беркут задавался этим вопросом. Будучи не последним дураком, он понимал, что подобные игры не могут длиться вечно: школьная администрация так или иначе назначит ему напарника, независимо от того, хочет ли он этого, или нет. Оно и естественно, ведь Бенджамин умудрился доказать всей школе, что за ним нужен глаз да глаз, иначе бед не избежать. Тогда, почему же каждый раз канадец выбирал «не пойти»? Правильным ответом, а точнее – вопросом, будет не «почему?» а «ради кого?».

  «Они рехнулись что ли?! Не знаю каким способностями она обладает, да и знать не хочу, но заставлять мелкую девчушку быть моим напарником, всё равно, что подавать принцессу голодному дракону!» — такой была первая реакция Прайма, когда тот узнал, что на этот раз ему в напарники назначали дочь Евы. Нет, Беджи вовсе не был сексистом и уж тем более не имел ничего против конкретно этой дамы. Да он её и не знал! лишь встречался пару раз в коридорах. Дело в другом… Первой жертвой Беркута была именно маленькая наивная девчушка, и с тех пор он с особым трепетом относился к теме партнёрства с подобными дамами.

  У каждого в жизни есть нечто вечное и незыблемое. Своего рода опора, которая поможет продержаться на плаву даже в самые трудные моменты этой жизни. Для Бенджамина — это небо. С тех пор как он вернулся к людям и вскоре возненавидел свой звериный облик, Бена часто терзали противоречивые чувства по отношению к небу, которое для него в первую очередь символизировало свободу.

- А ведь правда, какая же это мелочь, по сравнению с этим… - протянув руку к палящему летнему солнцу, Беджи как будто сжал его в ладони, словно беря в свои руки самого себя и понимая всю мелочность терзающих его дум. Невозможность нахождения в звериной форме без довольно-таки быстрой потери контроля над собой – вот это проблема, а вот попытки убегать от неизбежного - всего лишь ребячество.

«Ладно, в следующий раз хотя бы встречусь с ней и попытаюсь всё объяснить». – подумал Бенджамин, меняя лежачее положение на кривую вариацию позы лотоса, но он и подумать не мог, что «следующий раз» наступит через несколько минут.     

  - Кто-нибудь... дома? – голос Беркут не сразу узнал, а вот лицо… хотя по факту они ещё и не были знакомы, канадцу было нетрудно узнать эту девушку, поскольку буквально несколько секунд назад он мысленно репетировал свой диалог с ней. Репетиция ещё не была окончена, да и появление с таким-то таймингом не могло не удивить, потому и Бенджи врубил свой традиционный защитный механизм.

  - Изыди нечистая, — повелительным тоном произнёс Беркут всё ещё сидя словно медитирующий индуист, — ты своим присутствием портишь ауру этого храма.

+2

4

Как назло, перед ответственным моментом знакомства ей начали вспоминаться слова преподавателей по поводу предыдущего напарника обозначенного героя и размытые объяснения причин прекращения их сотрудничества. Почему-то неутешительные выводы из этих пространных описаний, подкрепленных гуляющими по школе слухами, надумали прокрасться в сознание только сейчас, словно чтобы не оставить времени на размышления о варианте отступления без боя. Но и осмыслить подобную подлость со стороны собственного разума уже было некогда; тряхнув головой в попытке избавиться от непрошеных мыслей, она приготовилась как можно дружелюбнее поприветствовать парня, когда тот "вежливо" попросил покинуть территорию импровизированного святилища.
Тёплый приёмчик, что ж.
Сперва план последовать этому "повелению", убравшись восвояси и ещё потребовав у чрезмерно сердобольных наставников компенсации за моральный вред, показался ей наиболее привлекательным. "Субъект на контакт не идёт, извольте освободить от обязанностей", - всплыла и подходящая для данного случая реплика, но её вытеснили всё те же вопросы, из-за которых она вообще согласилась попытать удачу на крыше. Пресловутое любопытство, почуяв скорую наживу, очнулось и заскреблось запертым в банке насекомым, требуя удовлетворения и на корню уничтожая шансы на благополучное избежание общения с тем, кто и сам его, судя по всему, не желал. "Раз уж пришла - надо что-то делать", - царапнул неповоротливый жук интереса, стукаясь непробиваемым панцирем о опустевшую вмиг черепную коробку.
- А... Чему посвящен этот храм, что мне нельзя входить? - вымолвила наконец Рит, подойдя ближе к медитирующему ученику, и попутно внимательно его разглядывая. Плохая память на детали и лица заставляла каждый раз по новой изучать тех, с кем она мало была знакома. Да и имена с трудом задерживались в "чертогах разума", поэтому на пути сюда она несколько раз повторила про себя имя приставленного партнёра. - Бенджамин, верно? - Она неловко улыбнулась, замерев неподалеку от собеседника и рассеянно тыча пальцем босой ноги в сухой листок, принесенный на крышу ветром. Самое время пустить в дело свою известную многим коммуникабельность, но она подозревала, что нынешний день окажется неплохой такой проверкой на прочность оного её качества.
Помолчав немного, раздумывая над тем, как бы сформулировать дальнейшую речь, чтобы не напороться на новую грубость, девушка прекратила сверлить пристальным взглядом Бена, переведя его на открывающийся со здания вид на окрестности академии.
- Ты не появляешься на встречах, и мне сказали, что будет лучше, если я сама тебя найду. Это не моя прихоть - вторгаться в... пространство твоего храма, - ну, а вдруг действительно храм какой-то?, - но мне тоже интересно, почему ты меня игнорируешь. - Довольно серьёзно проговорила Рита, сама поразившись такому тону. Быстро стряхнув чинно-сосредоточенный вид, она, для успокоения потрепав по шкурке умостившегося на плече Патца, с привычной весёлостью добавила: - Мы же теперь напарники! Вместе работать... должны.
Последнее слово далось ей не легко: все эти "должен", "обязан" и прочее её по-настоящему тяготили, но как иначе выразиться, чтобы не употреблять неудобный оборот, она придумать не смогла. Вернее, не успела: сказанного не воротишь, а у неё зачастую язык шёл поперёд головы.

+2

5

  «Естественно, не прокатит… Чего я ожидал-то?» — а ожидал, что его примут за конченого психа и оставят в покое и, следует признать, этот метод уже не раз помогал Бену избавляться от всяких назойливых доброжелателей, желающих найти с ним общий язык. Ну, нет так нет, невелика беда, ведь это всего лишь верхушка айсберга.

  - Чему посвящён? – удивлённо переспросил Прайм, чувствуя, как его сверлят взглядом, — да будет тебе известно, о невежда, сей храм лишь один из Множества, и даже ты являешься Его частицей – да, да, тело – храм души, а аура якобы может быть эмоциональной, соответственно, Бенджи всего лишь просил эту девушку оставить его в покое и не портить ему настроение.

  «Не отличается умом и сообразительностью…» — что плохо, очень плохо. Смутные подозрения о том, что администрация специально подберёт ему в партнёры какую-нибудь вечно-позитивного и слегка тормазнутого субъекта не умеющего понимать намёки, становятся явью. Конечно, можно и прямым текстом послать, но вся проблема в том, что Беркут не мог, а точнее – не любил это делать, особенно если собеседником была девушка.

  - Что в имени тебе моём? – раздражённо бросил Бен в ответ на озвучивание его имени. Преподаватели скорее всего предоставили ей его данные, и раз уж она знала имя, то должна была узнать в нём героя местных слухов о покалеченном напарнике какого-то героя. Знала, но всё равно приставала к нему. «Странная женщина…»

  Когда новоявленная напарница начала говорить об их проваленных встречах, которые он пропускал с завидной регулярностью, Бен, оперившись рукой об пол, начал неторопливо вставать на ноги. Честно говоря, смена темы разговора очень порадовала парня, которому не хотелось говорить о себе, вот он и решил своей сменой позы намекнуть о том, что тот этап беседы позади, впрочем, не особо-то и надеясь на понимание его замыслов.

  - А что ты думаешь? Почему же я не приходил на встречи? – опять вопросом на вопрос. Тут к месту будет отметить, что Бенджамин часто так делает. Теперь уже стоя на ногах, высокий парень (1.87) нависал над своей собеседницей и сверлил её якобы угрожающим взглядом. Этим он в очередной раз намекал, что лучше держаться нынешнего курса разговора. Далее Беркут собирался выдать целую тираду понятной только ему ереси, но одна фразочка брюнетки особенно задела его хрупкую психику.

  - Мы, – ладонь чисто машинально сжалась в кулак, плечевой сустав пустился в движение и вскоре прямой удар левой полетел по направлению к лицу девчонки, — Не, — но остановился где-то в десяти сантиметрах от цели, — Напарники!

+2

6

К сожалению или (кто знает?) к счастью, понятие психа для неё было столь размыто, что нельзя с точностью утверждать, какие именно поступки попадут под определение отклоняющихся от нормы, а какие - только пуще прежнего раззадорят, подтолкнув к новым изысканиям. Например, несмотря на то что уловить почти не скрытое послание в разъяснении, прозвучавшем вслед за первым вопросом, так и не удалось толком, сама фраза своей напускной поэтичностью чем-то понравилась ей, и она даже начала надеяться, что, раз ответ уже не несет в себе ярко выраженной негативной окраски, то, возможно, разговор всё-таки состоится в относительно доброжелательном или хотя бы нейтральном ключе.
Однако, сколько бы Рита не пыталась храбриться, не замечать явственного раздражения собеседника не могла, даром что производила впечатление извечно жизнерадостной особы, всюду стремящейся находить исключительно положительные стороны. Сейчас, глядя на номинального партнёра с порядком тяжелым взором снизу вверх, она отчетливо поняла, что и договориться с ним будет точно так же трудно. Осознание этого факта пришло запоздало, тут не поспоришь, но лучше поздно, чем никогда.
- Как думаю я? - невозмутимо, казалось бы, отозвалась она, моргнув. Потом с каплей усталости, вызванной изнурявшей её напряженной атмосферой, улыбнулась: - Тебя наверняка не устроят мои догадки, да они и, вестимо, лишь вымысел, потому что я пока ничего о тебе не знаю...
"Почти ничего", - сухо подсказал внутренний голос, доселе молчавший как партизан, и вновь появляющийся в неудобный момент, силясь уверить её в правдивости всех неприятных сплетен, касающихся этого героя, благо он способствовал этому весьма успешно.
И чем дальше в лес - тем больше дров, как говорится. Бенджамин умудрился выбрать самую действенную тактику борьбы с ней, с гаптофобом-то, и с её вынужденной дотошностью - применение физической силы. Хватило и её иллюзии, чтобы загнать девушку в постыдную ловушку страха.
Еще только он занёс руку, Рит онемела, словно кто-то щелкнул выключателем, оглушая все органы чувств и принуждая сердце подпрыгнуть до уровня горла, а веки - сомкнуться, погружая всё в темноту. Вспыхнувший мгновенно поистине животный ужас нашел единственный "путь отхода" - передался связанному с ней бельчонку, приумножив гнев зверька, на чью хозяйку непростительно покушались. За доли секунды произошел еще не один обмен сменяющими друг друга эмоциями, до тех пор, пока испуг не сгладился.
Медленно приоткрыв глаза, Рита с отстраненным недоумением посмотрела на разбушевавшегося парня, на сжатый кулак, зависший чересчур близко, поморщилась и отступила, ощутив в итоге, что застывшие конечности на месте и, представьте себе, функционируют.
- Так почему? Объясни, и я уйду, - прижав к груди Патца, спустившегося с плеча и обеспокоенно дергавшего ушами и хвостом, повторила она упрямо, кое-как восстанавливая дыхательный ритм, едва не оборвавшийся вовсе минутой ранее.

+2

7

Каждый человек хоть раз в жизни совершал импульсивные поступки. Бенджамин это делал более чем один раз, намного более. Со временем приходя в себя, он обычно гневался, пытался наказать себя, хоть как-то измениться, но всё это уже в далёком прошлом. Говорят, что первым и наиважнейшим этапом в психологической реабилитации, будь то для избавления от зависимости, или осознания совершённых поступков, является принятие самого себя таким, какой ты есть, без всяких самодельных ширм к помощи которых порой прибегают даже самые самоуверенные люди. Для Бенджи этот этап уже в прошлом, или, по крайней мере, он искренне в это верит.

  Бьёт в голову, мигом убирает все тормоза и врубает наш биологический мотор на полную катушку – да, гнев, он такой. Отчётливо слыша биение собственного сердца, Прайм смотрел на свой кулак, всё ещё находившийся в непосредственной близости от места, где недавно находилась совершенно невинное создание, явно недостойное такого обращения.

  «Ничего не поделаешь. Такой уж я человек. Забудь про самоистязание и сфокусируйся на разгребании последствий содеянного».

  Так говорила мать, так говорил психолог и так и думал сам Бенджи, глядя на маленькую испуганную девчонку, но, как и всегда эти заученные словно мантра слова казались хоть и правдивыми, но абсолютно чужими.

  «Это не я…»

  Когда незнакомка всё же нашла в себе силы дабы разомкнуть губы и произнести те несколько слов, которые Беркуту так хотелось услышать, по телу пробежала мерзкая волна дрожи, заставившая мысленный проектор подкинуть сцену из прошлого, где он издали смотрел на девушку с перевязанными глазами. В это же мгновенье платина самовнушения дала трещину и небольшая струйка «чувства вины» влилась в душу. Где бы он ни был, что бы ни делал, от этого не убежать. Уже который повторяется одна и та же сцена: разные актёры, другое место, но сюжет один.

  - Нет… - Сквозь сжатые зубы бросил Прайм, наконец-то разжав кулак и этой же самой рукой приподняв шарф, дабы скрыть за ним уста из которых вскоре должны были вылететь слова, полностью противоречащие всему, чего он добивался с тех пор, как ему сообщили новость про назначение нового напарника. – Не уходи.

  «Да что же я творю?! Это же тот самый шанс, которого я ждал всё это время! Ещё немного надавить и эта трусиха навсегда отстанет от меня!» — Несколько поздновато, но всё же здравый смысл решил сказать своё, ясно давая понять, что парень ещё не раз и не два пожалеет об этих словах, но бесполезно. Хоть исход и был заранее предрешён он хотя бы должен попробовать. Так или иначе, после такой-то демонстрации и предстоящего признания лишь душевнобольной согласиться быть его партнёром.

  Всё решено. Он ей объяснит свои обстоятельства и лишь после этого, уже со спокойной совестью, пошлёт куда глаза глядят, но решение одной проблемы сразу ставило перед другой – как же ей всё рассказать? Сесть да поведать всю историю своей жизни – исключено. Это будет длиться слишком долго и не факт, что за это время какая-нибудь птичка, подцепив его гнев, не решит устроить себе гнездо на голове брюнетки. Да и, честно говоря, банально стыдно…

И молчание. После «не уходи» где-то секунд десять воздух сотрясал лишь вой лёгкого ветерка, да дыхание двоих персон. Бен думал, со всех сил старался найти оптимальный ответ, но время поджимало, потому и он просто выпрямился, закинул шарф себе за спину и, резко раскрыв рот, выдал:

- Я проклят. — Сказано это было с таким выражением лица, что невозможно было не поверить в искренность этих слов. — Всякий посмевший сблизиться со мной рано или поздно становится жертвой божественной кары.   

Отредактировано Benjamin (2014-05-24 17:02:38)

+2

8

Полностью смирившись с поражением и с фактом своей некомпетентности как переговорщика, Рита уже собиралась сказать что-нибудь на прощание и покинуть поле неудавшейся словесной баталии, исчерпав тем самым обременительный для обоих участников инцидент. На лице готова была появиться улыбка облегчения: отрицательный результат - тоже результат, данное преподавателям обещание попытаться поговорить выполнено, и нет причин задерживаться на крыше дольше необходимого времени для произнесения короткого "Пока".
Но, надо признать, Бенджамин умел (и плодотворно практиковал) удивлять, разве что не преподавал. В сравнении с его неожиданной, произнесенной, по всей видимости, неохотно, просьбой, задействованная вместо приветствия небольшая речь, посвященная храму души, представлялась чем-то абсолютно посредственным, эдаким скучным обсуждением погоды.
Отголоски пережитого недавно страха всё ещё сковывали движения и мысли, и поначалу она грешила на то, что не расслышала парня; растерянно хлопая глазами, Рит, не зная, как откликнуться на загадочное "Не уходи", - которое и несомненно померещилось! - не решалась прервать повисшую паузу, хотя всегда всеми силами старалась избежать попадания в такие ситуации, первой нарушая молчание.
Внутри боролось недоверие к излишне вспыльчивому герою и собственным ушам с желанием сболтнуть какую-нибудь глупость, вроде "Конечно!" и "Разумеется, я останусь". Хорошо, что язык плохо слушался её, иначе этот бред грозил обретением навеки статуса откровенно недалекой. Только в глазах, потухших было от испуга, отразилось безмолвное согласие возвратившимися живыми огоньками.
- Божественной кары...
Знаете, когда хочешь поверить - поверишь и в проклятие, и в порчу, и во всё что угодно, лишь бы прояснить для себя то, чего не понимаешь.
Всё кое-как стало на свои места. Выйдя из оцепенения, Рита уверенно выговорила:
- Но это не повод отгораживаться от всех. Любое проклятье можно снять, - в подтверждение своих слов она часто закивала, серьёзно глядя на собеседника.
Не то чтобы она душевнобольная... но и не совсем здоровая тоже. Каждый по-своему сходит с ума. И если верный путь к излечению лежит через осознание того, что ты сумасшедший, то, возможно, отбросив сейчас мысли об уходе почти сознательно, она сделала шаг по направлению к исцелению. "Глупо", - фыркнул голос в голове, на что получил не менее насмешливый ответ: "Естественно".

+2

9

А вы знали, что даже ложь обладает силой магии? Солгал один раз, второй, третий… и со временем даже сам начнёшь верить в свою ложь, которая перестала быть таковой, перевоплотившись в шаткое подобие истины. К счастью, для Беджамина ещё не все потеряно. Парень лгал и другим и себе, даже надеялся, что рано или поздно сам начнёт верить в свою ложь, но его здравый смысл оказался на удивление устойчивым малым.

  Бен ведь хотел нормально все объяснить, дать ей понять, что это самое проклятие не плод его больного воображения, а вполне реальная, но не особо контролируемая способность, но нет… за те мгновенья, которые обычно даются людям для обдумывания своих слов перед тем, как произнести их, уже привыкший к бредагенерации мозг не смог придумать ничего путного и теперь…

«Или издевается, или подыгрывает, или же наставники подсунули мне какую-то пустоголовую дурёху!» — Ага, Беркут был более чем недоволен ответом брюнетки, якобы поверившей в мифическое заговор.

  - Пф-ф-ф… - Ну, а теперь на лике канадца красовалась гримаса, состоящая из разочарования и гнева: опущенные брови, полуоткрытые глаза, сморщенный нос и наконец губы, полуоткрытые в стиле «и ты туда же!». Каждый раз когда Беджи бредогенерировал, он искренне надеялся, что ему не поверят, проигнорят, да наконец, примут за психа, ведь именно ради этого он так поступал; но вот когда некоторые редкие экземпляры решали подыграть ему, оставалось лишь одно:

  - Уточняю: я вовсе не псих, — эти несколько слов были сказаны скороговоркой, да так быстро, что было бы не удивительно, если  собеседник не разобрал бы их. Однако, повторять их Прайм не собирался, ведь и один раз давался ему с большим трудом.

  - Да, можно, – сказано сразу после уточнения, более разборчивым голосом, да и с аккомпанементом в виде положительно кивающей башки. – Но какой ценой? – взгляд карих перенаправился с девушки на небо, высматривая там хоть какую-нибудь движущуюся точку.

  «Она знает. Не может не знать… и раз уж пришла, значит готова к этому». — То, что сейчас собирался сделать Бен во многом противоречило его принципам, даже мировоззрению, но то были допустимые жертвы, ведь для многих людей один поступок яснее сотни слов. Как только глаза приметили голубя – одиночку, Беркут мысленно спроектировал себя в сознании этой птицы, с одной лишь мыслью в голове «Не стоит связываться со мной».

  Вдруг белоснежно-сероватый птиц резко сменил направление полёта и начал пикировать, явно целясь в голову повелительницы белок, но когда оставалось метров пятнадцать, птицовод в своём воображении отчётливо представил образ некоего общественного заведения, и птица в тот же миг затормозила, пролетев прямо над целью.

  - Вот оно, – с ухмылкой на губах, Бенджамин направил указательный палец на шевелюру незнакомки, в черноте которой виднелось ярко-белое пятно от птичьих экскрементов, – моё проклятье.

+3

10

Формулировка заявленного "проклятия", претерпев в голове Риты изрядные метаморфозы, в конце концов приемлемо связалась с теми сведениями о сомнительных способностях Бенджамина, которыми она располагала благодаря преподавательскому составу, но ложью эту заведомо исковерканную передачу информации она не назвала бы в любом случае, спустя какое-то время опознав в ней краткое описание того, как воспринимается ситуация самим "проклятым". При другом развитии событий, будь действительно тут замешан обман, поддерживать разговор она бы не стала, наконец исполнив мечту части сознания и уйдя прочь.
Спешное уточнение-оправдание было излишним: как и раньше, награждать кого-то званием психа она не намеревалась. Но противоречивое поведение собеседника вызывало у неё некоторое негодование: разве она не достаточно проявила терпения, чтобы показать, что не собирается его осуждать и превратно понимать изрекаемый им "бред"?
- Кажется, ты пытаешь уверить меня в обратном, - короткое и тихое замечание сопровождалось добродушно-утомленным смешком. Сколько еще раз придётся поменять тон беседы, дабы угодить разгневанному герою, то прогоняющему от себя, то, когда согласие уйти уже получено, просящему остаться, и называющему свои силы порчей, но раздражающемуся, стоит в это поверить? Но отчасти это было знакомо для Рит: иногда она поступала совсем не так, как считала правильным, убеждая других, что делать нужно не так, как она это демонстрирует, а только так, как говорит. Поэтому она понимающе хмыкнула, но больше ничего не сказала по этому поводу.
- Лучше расплатиться с судьбой, чем вечно быть у неё в долгу, не находишь? - отозвалась девушка на вопрос о цене избавления от проклятия, задумчиво поглаживая белку у себя на руках. Хоть какое-то достигнутое единогласие несколько воодушевляло, к слову. Вообще, по её мнению, если игра стоила свеч, то и цена не выглядит такой уж пугающей. Даже пусть требуется отдать всё, всё, что имеешь... Утопические мысли, кстати, не раз находили у неё пристанище, вдалбливая идею, что, к примеру, на благо всего человечества впору пожертвовать десятком подаренных тебе жизней. Тоже те ещё фантазии...
В сравнении с ними перетерпеть испорченную прическу - не проблема, но всё-таки пребывание мишенью для птиц не входило в список того, что приносит удовольствие. Она уловила отголосок влияния на спикировавшего голубя извне, и это также не очень ей понравилось.
Вздохнув, а-ля "За что мне это наказание", Рита уныло дотронулась до пряди волос, "предвкушая" сегодняшние водные процедуры.
Патц забрался вновь на плечо, и она скрестила на груди руки, с небывалой уверенностью глядя прямо в карие глаза ухмыляющегося парня:
- Я не боюсь птиц. И, пожалуйста, впредь намеренно не заставляй их ощущать твои отрицательные эмоции. Им это вредно, а тебе вряд ли поможет.
Надеясь, что на этом демонстрация возможностей навредить ей то кулаками, то непрямым воздействием, закончена, Крэнлаи решила перевести тему:
- Если что, звать меня Рита. Так что, напарники мы - или нет?

+2

11

  «Будь реалистом, Бен Прайм. Как бы ты ни ненавидел себя, миру на это насрать». -  эта мысль промелькнула в частично седовласой башке Беркута в ответ на реплику Риты про ответственность за свои деяния. Так и хотелось закричать во весь голос «А ЧТО, ПО-ТВОЕМУ, Я ДЕЛАЮ?!», но нет… бессмысленно. Смуглолицая особа с ноткой белизны в волосах была не в состоянии понимать его. Нет, конечно, его методы выражения своих чувств были не-е-е-емножечко экстравагантнее обычных, но с этим ничего не поделаешь, подобное поведение, когда-то, будучи лишь методом защиты от посягательств внешнего мира, уже успело ассимилироваться с его «я», став неотъемлемой частью личности Бенджамина Прайма.

  - Нет, — ответ последовал сразу же после вопроса, да так быстро и уверенно, что казалось, будто бы Бен ни чуточку не сомневался в принятом решении. Оно и естественно, ведь если даже демонстрация его проклятия не испугала эту девчонку, значит она была из тех дурочек, которые, без всяких сомнений, могут кинуться под пулю ради совершенно чужого человека. «Наихудший тип для комбинирования со мной…» — Сделка с дьяволом — вот, пожалуй, наиболее удачное описание его предполагаемых отношений с этой девицей, согласись он стать её героем. Потому и отказ – наилучшее решение для обоих, но…

  - Я не буду играться с тобой в напарники, — поспешно добавил Бен, — но… - повернувшись спиной к любительнице белок, император небес приподнял свой шарф до уровня глаз, пару раз кашлянул и, словно школьник, впервые признающийся в любви, выдал следующую фразу, — коль ты этого пожелаешь, я не могу запретить тебе следовать за мной по пятам и боготворить моё величие…

  Ух как же было сты-ы-ы-дно. Каждое слово, слог, даже звук: всё буквально тисками вырывали из горло, но он сумел сказать «это», причём не запинавшись! Да, эта юная особа станет, хотя нет, уже является той ещё головной болью для свободолюбивого Беркута, вполне довольного компанией  крылатых братьев наших меньших, но реальность жестока и с этим ничего не поделаешь. Откажет этой, рано или поздно пошлют другую, откажет второй, третьей, четвертой... и его выпрут из школы. Не то чтобы эта перспектива особо-то и расстраивала, но тогда придет матушка, которая, в отличие от местной администрации, не будет церемониться с капризным дитём и начнет применять адскую технику, носящую грозное название «поход к психологу». А уж чего-чего, но вот этого Беджамину хотелось меньше всего на свете.

  Сказав своё, Беркут широкими шагами направился к выходу с крыши и хотя он и убеждал себя, что ничуть не интересуется решением Риты, но периодические короткие взгляды через плечо свидетельствовали об обратном.

  - Ох уж эти простолюдины… - якобы про себя сказал Бен, но явно с достаточной громкостью, чтобы кое-кто смог его услышать, — даже не понимают простых намёков. - Рука потянулась к разноцветным волосам и начала демонстративно играться с ними. – вот чем же плох черно-белый цвет волос?

+1

12

Очередное уверенное "нет", и рука Риты потянулась к лицу в небезысвестном жесте. Как не раз сказывал её отец упрямившимся детям, «"Нет" вы говорить хорошо научились. Любимое слово? Попробуйте теперь "Да"». Ну, допустим, однажды Бенджамин согласился с ней, но хватило его ненадолго. Рано обрадовалась, ага.
Чувствуя себя неумелым укротителем, к которому порученный зверь попросту поворачивается спиной и упорно игнорирует, предварительно помахав когтями для острастки, она не спускала глаз с прячущегося в своём шарфе упёртого героя. Следующая его фраза ввергала в самый настоящий шок.
"Что, простите?" - поперхнувшись от изумления, девушка сдавленно закашлялась, борясь с приступом едва сдерживаемого смеха. "Разрешение" было настолько абсурдно, что с трудом укладывалось в голове, и нервические смешки нет-нет, но прорывались наружу. С чего он вообще взял, что ей захочется... как бишь?.. следовать по пятам за таким грубияном и невежей? Да и, собственно, преследовать кого бы то ни было ей не улыбалось в принципе - своё свободолюбие тоже имелось в изрядном количестве, и если бы не наказ наставников, неизвестно еще, полезла бы она в эту передрягу - иначе уж и не назовешь "великосветскую беседу". Скажем откровенно, это было до смешного обидно - ну что за показное фанфаронство?
Наверное, стоило действительно обидеться и прекратить на этом всякое сотрудничество, не успевшее начаться, и оградить себя от подобных конфликтов в будущем, не заключая "сделки с дьяволом". Только и она-то далеко не ангел.
- Меня считают наивной дурой, - вслух сетовала Рит, не обращаясь ни к кому конкретно, почесывая бельчонку щеку, - будто я сама не знаю, на что иду. А ведь всё отнюдь не так. Почему бы не общаться по-человечески? Глупость, глупость... Ну, ничего, мы же добьемся правды от этого любителя строить огороды и загадывать загадки, верно? - Мрачный вздох, затем кивок головой, и поток мыслей оборвался, уйдя "внутрь", словно выглянувшая на поверхность мелкая подземная речка опять сошла на "нет", оставив русло пустовать. Затуманившийся на некоторое время взор вернулся к намеревающемуся покинуть крышу парню, встретившись на секунду с брошенным им украдкой взглядом.
- Ничем не плох. Только зебру напоминает, - пожала она плечами, обходя кругом "величайшего короля небес" и также приближаясь к распахнутой двери - пятки уже чесались скорее убраться с продуваемой всеми ветрами площадки, оставившей порядочно неприятных впечатлений. - Учителям доложу, что ты согласен. - И, опередив его, первой начала спускаться по лестнице.
На средней ступени Рита вдруг обернулась, широко улыбнувшись:
- А в напарников сыграем всё равно, нас никто не спрашивает. Будет весело, вот увидишь. Авось после игры не таким угрюмым станешь.
И непонятно, то ли всерьёз она это говорила, то ли решила пошутить напоследок. Обида уже забылась, но осадок остался. Несмотря на всю свою неконфликтность, быть ниже кого-то, пусть на словах, наигранных и театральных, условно... существо её противилось. Поэтому - почему бы не "поиграть", если есть шанс вернуться на уровень всеобщего равенства в случае, если удастся одержать победу?

+2

13

  «Не послала ко всем чертям - и то хорошо…» — Да, решение уже было принято: по крайней мере, он попробует некоторое время сотрудничать с этой девушкой. Впрочем, тон и содержание речей Беркута явно не располагали к сотрудничеству, но с этим ничего не поделаешь – иначе никак. Бенджамин знал, что лишь обладательница нечеловеческой выдержки сможет поладить с ним и не мог не восхищаться (никак не показывая этого) терпением своей новоявленной напарницы.
  Мнимый монолог не был пропущен мимо ушей. Однако, устных комментариев не последовало, чего не скажешь о мысленных:
  - Меня считают наивной дурой. - «да нет, скорее уж упоротой. Как же иначе объяснить непреодолимое желание якшаться с такими, как я?!» — Будто я сама не знаю, на что иду. А ведь всё отнюдь не так, – «а если вкратце: я –мазохистка». - Почему бы не общаться по-человечески? Глупость, глупость... – «Стоп, а может, на самом деле?!»
  - Ты М… - вдруг мысленный кран дал протечку и из уст Прайма чуть не вырвался вопрос, который реально мог обидеть человека, возможно, от всего сердца желающего помогать ему. Хорошо хоть здравый смысл – слесарь наших мыслей, вовремя справился с угрозой, и чуть не озвученная мысль была кое-как засунута в долгий ящик до выяснения обстоятельств.
– М-меня удивляешь… кто в здравом рассудке разговаривает со своим питомцев? – заходя в дверной проём, неуверенно поправил себя Беджи, стараясь не обращать внимания на пристраннейшие картины с участием своей новой напарницы, которыми его снабжало больное воображение.
  Как ни крути, простое на первый взгляд согласие принять так называемую Риту как свою напарницу было большим, нет, огромным шагом для такого интроверта-самоеда, как Бенджамин Прайм. Впору забиться в свой угол, ещё раз сто сожалеть о содеянном, обдумать всё, осмыслить, но «роль», возможно в несколько искажённом виде, но всё же позволившая ему самовыражаться, не спешила отступать на второй план.
  - Нет, — это было ответом на слова девушки про доклад учителям о полученном согласии на партнёрство. Догнав опережавшую его Риту, Бен вытянутой рукой преградил ей путь. — Владыка не должен позволять своевольничать своим вассалам! - задрав нос, заявил Беркут, тыча пальцем в напарницу. – Ты не пойдёшь докладывать. Я пойду, а ты будешь следовать за мной! – поставив напарницу перед фактом, Бенджи на этот раз не торопился сразу перейти к действиям, вместо этого он засунул руку в карман, откуда выудил потёртый, но довольной чистый платочек и, не имея никакого представления о методах чистки волос от птичьего кала, просто впихнул его в девичью ладонь, которую сам и приподнял, недавно преграждающей путь рукой, — На, пользуйся, и не стоит меня благодарить. Я и так знаю, что ты будешь помнить всю свою жизнь, как впервые получила подарок из моих рук и будешь дорожить им до конца своих дней! 

+2

14

Уже не сдерживаясь и тихо смеясь, Рита переглянулась с хвостатым другом.
- Я всегда с ним разговариваю. И не только с ним... Правда, с другими животными обмен образами мало похож на беседу, но зато более продуктивен. - Упоминать о том, что частично-то реплики были обращены отнюдь не к Патцу, она не посчитала нужным, но зато решила внести ясность другим путём, хотя и объяснять причину своего поведения так просто не казалось ей очень интересным: - В этом моя сила. Звери и птицы - я слышу их, а они - меня. Чувствую я и тех, - пальцем она указала куда-то в грудь Бенджамину, - кто связан с человеческим телом. - Рука опустилась, и довольная улыбка осветила помрачневшее было лицо.
Всякое чувство обиды и досады улетучилось, словно его слизнуло волной прибоя, и в мыслях ненадолго образовался вакуум, как на прибрежном песке вода смывала все следы. "Чистый", пронзительно-пустой взгляд - только в таком состоянии удавалось наладить контакт с особо упрямым зверьём. Иногда оно приходило неожиданно, но когда это случалось вовремя, то отлично помогало успокоиться.
Похоже, прибегать к этому методу сохранения выдержки понадобится всенепременно в ближайшем обозримом будущем, коль удалось кое-как сговориться с партнёром. И попробуй разбери, к лучшему это, или нет. Впрочем, это потом как-нибудь - не напрягать же снова и без того потрудившийся разум.
Безмятежно глядя на мешающего ей пройти героя, напарница весело сморщила нос:
- Если владыка будет плохо обращаться с вассалами, они его свергнут. - Раз напросилась. что называется, на игру, то можно в очередной раз подыграть. Хоть перспектива считаться чьей-то подчиненной ей не нравилась в принципе. Но вряд ли эти заносчивые слова были искренними, поэтому она поддержала этот каламбур, лишь бы вновь не ссориться, только достигнув соглашения. Пришлось сцепив зубы перетерпеть прикосновение к руке с той же целью, до поры до времени скрыв страх. - Ну, раз благодарить не надо... Прежде чем пойдем к учителям, я зайду к себе на первый этаж, приведу себя в порядок. Не беспокойтесь, государь, долго ждать не заставлю, - она прыснула, проникаясь комедийностью ситуации, и продолжила спуск вниз.
- Владыка... Забавно, забавно, хорошо что не по-настоящему.
Помнить "первый подарок из его рук" Рита наверняка будет, но вот насчёт дорожить - спорный вопрос. При условии, что не потеряет, то возможно. Всё-таки в какой-то мере он знаменовал перемирие после продолжительных переговоров.
Или белый флаг.
- Сдался, сдался... И как же я рада, Патц, - промурлыкав затем нечто совершенно невразумительное, она украдкой зыркнула в сторону парня, не прекращая улыбаться.

+2

15

Когда же он в последний раз вот так свободно самовыражался, причём делая это по собственной – человеческой воле, не отдаваясь зверю, неустанно пытавшемуся поработить это тело? Хммм… Давно, очень давно. По крайней мере, после несчастного случая с бывшим напарником Бенджамин впервые рисковал, зная, что ему есть, что терять. И да, это было чертовски приятно. Так что хотелось хотя бы в компании этой барышни забывать истинного себя и непросто играть роль, а взять и стать кем-то другим. А почему именно сейчас? ведь буквально несколько секунд назад тень сомнения плотным слоем накрывала его сознание. Что изменилось?

  «Так и знал! Если её назначили моим вассалом, значит эта особа имеет соответствующую квалификацию и хотя бы может попытаться удовлетворить потребности своего Владыки и, быть может, даже пережить последствия его праведного гнева!» — чем глубже в роль, тем более шумно шуршит шифер. Нет, Бен и раньше догадывался, что Рита скорее всего обладает какими-то способностями, которые позволят ей найти с ним общий язык, но когда догадки превратились в озвученную из её уст истину, барьер скепти-пессимизма дал брешь, выпустив на свободу отборную порцию доселе сдерживаемых положительных эмоций, приправленных щепоткой безумия.

  - Кхм… – кашлянув дабы возбудить голосовые связки и звучать как можно более величественно, Прайм возвёл правую руку ввысь, да и взглядом он смотрел на неизвестного собеседника, находящегося где-то на потолке, — Я – Величественный и Непревзойденный Царь Небес! Естественно ты можешь находить общий язык с моими верноподданными, иначе кто бы удостоил тебя чести быть моим пажом?! – ему подыгрывали и вовсе не обижались, так почему бы постепенно не поднимать планку абсурда?

  Реплика про бунт была проигнорирована, хотя нет – просто не было словесной реакции, но по-настоящему грозный, звериный взгляд в сопровождении с мимолётной сменой формы зрачка говорили о том, что подобные шуточки нежелательны в его присутствии. Однако, хотя этот взгляд и был своего рода ответом на заявление про бунт, он скорее уж являлся реакцией на абсолютное спокойствие, граничащее с безразичьем, которое ясно читалось в глазах напарницы и было подсознательно воспринято как метод издёвки.

  - Нет! – Да, снова. Уже в который раз пуская в ход свой уже традиционный отказ, Бенджамин продолжил спуск по лестнице, жестом руки приглашая напарницу последовать за ним. Поскольку он сознательно не понимал, почему вдруг начал раздражаться, хотелось побыстрее избавиться от нежелательного негатива, и первой темой, за которую он мог бы зацепиться, оказался всё тот же поход в учительскую, а точнее – то, что должно было произойти до этого.

  - Я не даю тебе разрешение идти в свои опочивальни! – всё ещё будучи в движении и даже не поворачиваясь к собеседнице, Беркут начал давать объяснения очередному отказу. – Это белое пятнышко в черноте твоих волос, словно шрам, полученный при попытке добиться благосклонности твоего господина! – двойной удар кулаком по груди добавил пущей серьёзности этому заявлению. – Не надо стыдиться! Гордись! Ибо ты этого заслужила! Ну а если же кто-либо посмеет насмехаться над твоими боевыми ранениями... - Не надо было блистать глазами, или показывать коготки:  ворон, лихорадочно бьющийся об ближайшее окно, говорил сам за себя.

+2

16

Быть и казаться - разные вещи, и она никогда не приветствовала театральность, прятки за лживыми масками, всё это было чуждо её понимаю. Но вот понять человека, который хочет в определенный момент действительно быть другой личностью, не используя притворство в корыстных целях, а делая это просто потому, что так ему значительно легче - это понять она ещё могла, хотя и вряд ли одобрила бы. Когда-нибудь всё равно придётся вернуться к своей истинной сущности, как от неё не убегай, а она останется с тобой неминуемо, и единственный выход - это изменить её. Перешагивать через себя очень трудно и болезненно, но и скрываться под шкурой выдуманной личины не самое лучшее решение проблемы.
- Конечно, - тем временем, на автомате кивнула Рит, выслушав очередную хвалебную речь Царя Небес самому себе, - не сомневайтесь, верноподанные оценят мои навыки.
Горящий грозностью взгляд хотя и достиг своей цели, но не выполнил надлежащую функцию по устрашению и донесению нежелательности всяческого упоминания возможности свержения самопровозглашенного правителя. Подобные намёки использовать в отношении неё совершенно бесполезно. Даже открытое заявление не сразу уложится у неё в голове, что уж говорить о невербальных способах изложения информации. Чувство вины за поползновения в сторону бунта она тоже не испытывала, и это правда кто-то мог расценить как безразличие, но и упрёки по этой статье не взыграли бы на совести, однако заставили бы задуматься. Но не сейчас.
В некотором роде привыкнув к категоричности ответов Бенджамина (только не смирившись и не начав воспринимать её как нечто нормальное - слишком мало прошло времени), Рита зашагала за ним, почти бесшумно переступая со ступеньки на ступеньку, словно и впрямь желая «стать тенью своего господина». Но на самом деле в её планах было нечто совсем иное.
"Разрешение... опочивальни... - спрашивать у кого-то позволения на то, чтобы на секундочку зайти в ванную? Ага. - Боевые ранения, значит... Дополнительные шрамы мне не нужны, увольте."
Буравя прищуренным взором спину героя, девушка быстро соображала, как и выполнить собственную волю, отличную от оной "владыки", и не "разгневать" его. Но тот не собирался идти на компромисс, продолжая играть выбранную роль.
Она вздохнула и посмотрела в окно; глаза широко открылись, наткнувшись на трепыхающуюся за стеклом птицу, и в них мелькнула искра торжества.
- Ах, несчастный! - проглотив ком, вставший в горле от такого нарочитого актёрства, воскликнула Рит, немедля подбегая к подоконнику. С тем, чтобы распахнуть створку, пришлось повозиться, но в итоге она поддалась. Умело заключив ворона в крепкую хватку и одновременно мысленно его успокаивая, терпеливо выдворяя из сознания пернатого ненужные ему эмоции, она с выражением готовности "служить отчизне" заявила: - Я всё улажу, побудьте здесь!
И резво ускакала вниз, не давая опомниться и сказать коронное "нет".
Выпущенный из дверей общежития ворон упорхнул, а Крэнлаи полетела к их с Элис комнате, снова появившись в коридоре минут через пять, довольно разглаживая слегка влажные, но чистые волосы.

+2

17

Варварство! Кощунство! Святотатство! Как… Ка-а-а-к она посмела?! Бен ей доверился, а она...

  - Предательница-а-а-А-А! – оглушительный рёв Беркута разнёсся по коридору, словно ударная волна, разнося голос канадца даже до самых потайных закоулков помещения, в одном из которых заныкалась маленькая крыска, которой доверился птиц. Вот честно, после всего, что произошло между ними, Бенджамин и подумать не мог, что его предадут. Они же вместе прошли через огонь, воду и медные трубы! ОНА ДАЖЕ ПРИНЕСЛА ЕМУ КЛЯТВУ ВЕРНОСТИ! Но…

  - У-у-уу-ууу-а-аа-ааa-А-A-А! – да, да, стоя посреди коридора, причём на коленях, и вознося кулаки к небесам, Прайм ревел словно раненый зверь. Впрочем, на этот раз намного более тихо; так, для себя. Однако это ничуть не мешало проходящим мимо зевакам одаривать беднягу косыми взглядами, тем самым вгоняя в ещё более глубокое отчаянье, ведь Бенджи вовсе не играл, а на самом-то деле был если не расстроен, то дезориентирован уж точно. Да, первоначальная реакция была частью образа, спору нет, но вот эмоции, которые аккомпанировали его действиям, оказались очень даже реальные. Прекрасно понимая, что желание во что бы то ни стало привести себя в порядок – естественная реакция в этой ситуации, не несущая никакой негативной окраски, Бен всё же не мог не злиться на свою смуглокожую напарницу.

  Спектакль длился чуть больше целой минуты, да и то потому, что у кое-кого начали неметь ноги из-за весьма неудобной позы. Отгоняя постыдные мысли про трудности бытия блудливых девиц, Бенджи встал, огляделся, избегая зрительного контакта с редкими свидетелями его подвига, и… предпринял тактическое отступление. Почему же так? Рита ведь скорее всего вернётся, причём в скорейшем времени, но…

  «Предавшая однажды – предаст не единожды…» — эта фраза из библии, словно проигрываемая в сломанном магнитофоне, раз за разом озвучивалась мысленным голосом Беркута и какой бы абсурдной она ни была, зерно сомнений всё же сумело найти плодородную почву и дать росток. Одно ведь точно ясно – покуда они будут вместе, рано или поздно настанет тот день, когда придётся броситься грудью на амбразуру, попытавшись нормально, без всяких игр, общаться с напарницей. Хочется ли? Нет, нет и ещё раз нет. А хочется ли забить на всё это и вернуться к мирным тихим будням героя-одиночки? Честно?

  «Не… не хочу… звериные антидепрессанты в человеческом облике на дороге не валяются…» — Бенджамин ушёл, да, но не на крышу и не к себе в комнату, а к тем самым учителям в учительскую. Зашёл, а точнее: открыл дверь и засунул в комнату свою завёрнутую в шарф башку, выдал короткое «Согласен позволить этой Рите быть моей напарницей» и… вот теперь уже вознамерился вернуться на крышу, но перед этим оставив своего рода сообщение для повелительницы белок. По дороге к месту рандеву канадец достал из своих бездонных карманов блокнот с маркером и, нацарапав на листке кривоватым почерком коронную фразу некоего робота из будущего – «I’LL BE BACK», хотел куда-нибудь положить своё сообщение, но…

«Как так?!» — еле удерживаясь оттого, чтобы озвучить свой удивлённый возглас, Беджи поспешно спрятался за углом, потому что… - «Как она умудрилась так быстро вернуться?!» — Рита была на месте, а точнее – спускалась по лестнице, явно направляясь к тому месту, где они разминулись пять минут назад. Что же делать? Как же быть? А хрен его знает…

«Пока понаблюдаю...» — много, очень много вариантов развития событий мелькали в птичьем мозге и некоторые из них, в особенности те, где дело доходило до откровенных разговоров на тему его абсурдного поведения, заставляли Прайма натягивать шарф на глаза и отводить взгляды от этой мелкой бестии, так внезапно ворвавшейся в его жизнь. – «А там уж посмотрим...»

+2

18

Какое ещё предательство, вы о чём вообще? И в мыслях не было предавать чьё-то доверие!
Ну, может, немножко. И то - не нарочно получилось. Так пока и доверия особого не было - вон, не отпускают даже на пять минуточек. Тоже неприятно, знаете ли.
- И чего разорался... Сказала же, что вернусь, - заслышав яростный крик-обвинение, Рита только хмыкнула, но не удержалась от тяжелого вздоха. Неужто действительно настолько расстроился своенравный партнёр, что решил выбить стёкла из окон звуковой волной?
В самом деле заволновавшись, до каких масштабов может разрастись неожиданная истерика, она ускорила шаг, спеша убедиться, что всё в порядке. Как бы её не нервировала вся сложившаяся ситуация, а в особенности - причудливая манера общения Бенджамина, вообразившего себя каким-то правителем, но теперь к ней закрались серьёзные опасения по поводу его способности адекватно реагировать на внешние раздражители. Оставалось надеяться, что такое поведение - часть образа, и через какое-то время, когда они привыкнут друг к другу (если, конечно...), оно сменится чем-то более приемлемым.
Но пока рассчитывать на перемены не приходилось, заключила она, не обнаружив героя на месте. И ведь не долго же отсутствовала, как и обещала! А всё равно не дождался. И кто ещё возмущаться должен?
Можно развернуться и с чистой совестью пойти по свои делам. Нет, а что прикажете делать? Парень непредсказуем, и где его искать - чёрт знает. Проблема ещё и в том, что неизвестно, в каком он на данный момент расположении духа и не опасно ли вообще его разыскивать.
- Горе луковое, - пробормотала девушка, садясь на подоконник и не подозревая, что "горе" наблюдает за ней из-за угла как заправский шпион.
С одной стороны, прятки, догонялки и уговоры начали надоедать. С другой - Рита по-настоящему переживала, не забыв жутковатый рёв и вой, раздавшийся по всему общежитию. Мало ли, в каком состоянии находился издавший его - не бросать же на произвол судьбы такого ранимого субъекта. Но раз он сам предпочёл удалиться, не поверив, что она придёт обратно так быстро, как говорила...
- Мы уже обо всём договорились, так что... - поглаживая питомца, забравшегося на колени, размышляла напарница, почти сделав выбор в пользу того, чтобы оставить Прайма в покое. Однако, Патц отчего-то заёрзал и перепрыгнул на перила лестницы.
Недоумевая, что вызвало беспокойство зверька, Рит, полностью ему доверявшая, как никому другому (не то что всяким буйным персонам, что словно разведчики следят из укрытия!), переключилась на его восприятие.
В пару прыжков преодолев разделявшее их с углом стены расстояние, белка выскочила к ногам Бенджамина, выдавая его с потрохами. Затем подоспела и хозяйка грызуна, коротким мысленным призывом возвращая того к себе из предосторожности, дабы никто не успел причинить ему вред.
- Ах вот ты где! - она засмеялась и покачала головой. - Чего прячешься?
Цирк, да и только. Лишь бы без смертельных номеров.
- А я всё тут жду. Хоть бы признаки жизни подал.

+2


Вы здесь » SKY HIGH » архив эпизодов » This could be Heaven or this could be Hell (п)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC